В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

25.05.2009
Материал относится к разделам:
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Митяев Олег Григорьевич
  - Митяева Марина Васильевна
Авторы: 
Фролова Елена

Источник:
www.frolova.golos.de/ru/artikelMMitjaeva.html
http://www.frolova.golos.de/ru/artikelMMitjaeva.html
 

"По беленьким" и "по черненьким"

Эта статья была написана в 1997 году, но по каким-то причинам не была опубликована. С тех пор многое изменилось, но проблемы авторской песни, затронутые в ней, талант людей, о которых здесь рассказывается, остались неизменными.

 

Творчество Марины Митяевой заслуживает самого пристального внимания всех, кто любит Поэзию и Музыку, всех, кто любит Песню.

 

(Рукопись публикуется с разрешения автора, Елены Фроловой.)

 

Судьба соединяет двух художников и ставит их перед фактом совместного существования. При таком столкновении мир обогащается новым художественным качеством.

 

Олег и Марина Митяевы – два автора-исполнителя с совершенно разным представлением "об этом деле". Думаю, что Олега Митяева представлять вовсе не обязательно. Его песня "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались..." известна всем взрослым, подобно тому, как " В лесу родилась елочка" — всем детям. Его известность распространилась далеко за пределы авторской песни.

 

С Мариной совершенно другая история, которая, собственно, началась в Челябинске, где Олег и Марина родились, выросли и познакомились. В свое время в городе появилось множество клубов авторской песни: от традиционно-туристкой ( откуда — корни творчества Олега) до музыкально-поэтической (где начала свой путь Марина). Клуб, куда попала Марина, был организован при политехническом институте и назвался "Макушкой" по причине своего расположения на последнем этаже институтского здания. Думаю, стоит назвать тех, кто едва умея играть на гитаре, попал в атмосферу этого клуба, а позже явили миру то, что сами назвали Современной Камерной Песней. Это, в первую очередь, Александр Деревягин (ныне зав. муз. "Манекена"), это Николай Якимов (ныне живущий в Санкт-Петербурге, тоже заведующий музыкальной частью Театра), Андрей Крамаренко, уже известный в кругах авторской песни (лауреат Международного питерского фестиваля 1995 года) и Марина Митяева, ныне проживающая в Москве. В этом составе и возникла в 1988 году студия новой песни при театре "Манекен". И хрупкий росток поэтической песни, привитый на театральном древе, стал развиваться в совершенно самостоятельном направлении.

 

Марина Митяева: "Коля с Сашей организовали студию (а я вроде как на готовенькое пришла), потому что нам хотелось не просто петь, а выступать. А нас "таких" никуда не пускали. Тогда мы поняли: не пускают – и не нужно. А нужно искать своих людей другими путями. Так, на Грушинском фестивале мы просто ходили по кострам, знакомились с ребятами из других городов, которые делали что-то в сходном направлении. К тому времени в Челябинске у нас уже появились свои слушатели и возникла необходимость что-то писать на афишах. "Клуб самодеятельной песни" — это не то. Вот так и пошло: "Студия камерной авторской песни". В архивах "Манекена" наверняка остались записи наших концертов, где было столько экспериментов с флейтой, виолончелью, скрипкой, ударными. Композиция по Брехту "Мамаша Кураж", по стихам Ольги Седаковой "Сады". Мы столько репетировали только для того, чтобы дать один концерт и ...все забыть! Потом Коля Уехал в Питер, а мы с Олегом в Москву."

 

Николай Якимов – неизменный спутник Марининых песен, заслуживает особого разговора как самостоятельная творческая единица. Его гитара – прекрасная оправа богатому обертонами голосу Марины. В свое время они выступали дуэтом очень много, в том числе на одном из Ильменских фестивалей (под Челябинском). Там они стали лауреатами и познакомились с Олегом Митяевым, тоже ставшим лауреатом. Он пел тогда в дуэте с П.Старцевым.

 

Марина Митяева: "Я знаю, что когда в семье два человека поют и оба лидеры, семья не может существовать, но я очень хотела семью. Когда появился ребенок, выяснилось, что двое не могут ездить. Тогда я решила: больше не буду петь. И перестала. И вот прошло шесть лет, в течение которых я пережила и передумала очень много. Я была как потерянная овечка, но встреча с Господом все изменила в моей жизни, вернее, начала мою жизнь заново. Теперь я снова пою, но уже по-другому, потому что дело не в мастерстве...

 

Исполнение и сочинение песен я все же не считаю главным в своей жизни. Потому что главное, как мне кажется, это иметь возможность общения с Богом, существовать, как Он "на душу положит". И находить в этом удовлетворение, достигая цели своей жизни –жизни в Боге."

 

Олег Митяев: "Поначалу мы пытались петь вместе, но из-за разности взглядов начали ссориться. Поэтому теперь у нас – как будто я занимаюсь игрой в футбол, а она собиранием кактусов. Маруся настолько по-своему чувствует и поет свои песни, что я и не вмешиваюсь. Дело в том, что для меня вершиной, к которой я стремлюсь в песне, всегда была и остается гармония. Иногда получается очень красивая мелодия и я думаю: вот, сейчас сюда еще текст такой классный сочиню, философской такой направленности... А он туда не входит. И мелодия рушится, ломается. Можно попробовать соединить все это – но это уже все равно негармонично. И наоборот, такое три четверти "ум-ца-ца" и серьезно нагруженный, траурный, или даже социальный текст – а это гармонично. Так вот, мое чувство гармонии отличается от чувства гармонии Маруси. Она и по жизни слышит и чувствует больше полутонов, чем я. Я их слышу, но не могу воспроизводить, поэтому стараюсь писать наверняка, "по беленьким клавишам", а Маруся – "по черненьким". Но я рад, что последние песни Маруси "попадают" в меня. Там есть такая железобетонная шлягерная мелодия, которая очень совпадает с духом высокой поэзии."

 

Марина Митяева: "Во-первых, мы сразу договорились не вмешиваться в творчество друг друга. И когда у Олега появляется новая песня, он прежде поет ее кому-нибудь другому. И только потом мне. Мы знаем, что у каждого из нас есть такой вот маленький мирок, в который вмешиваться нельзя. Это может показаться смешным, но когда он закрывается в спальне и начинает сам с собой кричать – придумывать какую-то музыку, это значит, что беспокоить его нельзя. Я его люблю. И мне очень дорого то, что дорого ему. Мне нравится, что я обеспечиваю крепкий тыл в семье, нравится быть женой, мамой и еще иметь возможность сочинять и петь. У меня тоже бывает, что между стиркой и приготовлением обеда я отключаюсь и иду, закрываюсь и что-то там сочиняю. И никто меня не дергает, что рубашка не постирана, потому что меня понимают. Но шли мы к этому очень долго.

 

Иногда, правда, надоедает, если слышишь каждый день: "Давай с тобой поговорим!", "Давай с тобой поговорим!". Но я очень рада за него, что его показывают по телевизору. Что у него выходят пластинки. Мне интересно стоять за кулисами на его концертах и смотреть в зал на реакцию зрителей, а в перерывах ходить по коридорам и ни с кем не обсуждать качества мужа — песни-то ведь добрые, теплые."

 

Олег Митяев: "Почему-то мне кажется, что творческие устремления нельзя объединить. Мне кажется, что это индивидуальное и даже интимное дело – как вера в Бога. Один человек не может чувствовать абсолютно так же, как другой. Даже если это происходит, то, в основном, на уровне слов. Людям кажется, что они говорят об одном, а чувствуют они все равно по-разному. Поэтому я уважаю Марусю именно как индивидуальную творческую личность. Она прежде всего должна выражать свои чувства. А слушатели... Слушатели найдутся."

 

Олег и Марина, живя в одной стране – стране авторской песне, существуют в совершенно разных пространствах, которые, если не враждуют, то никак не соприкасаются. Это, с одной стороны, мир большой сцены и ее законов, в котором сейчас находится Олег, а с другой стороны – мир, обособленный от материальной реальности, мир поэтический, для многих незримый, ибо существует только, если любишь поэзию – мир Марины.

 

Песня для всех и песня для немногих, которыми тоже могут стать все. Именно эта последняя фраза могла бы быть девизом нового лазерного диска "Небо опять в позолоте...", записанного Мариной Митяевой и Колей Якимовым на студии "Остров" в 1996 году. То, что продюсером этого диска стал Олег Митяев, только подтверждает попытку выхода в большой мир Песни малого, достаточно закрытого мира — элитной, поэтической, авторской. О том, насколько этот выход удался, можно будет судить только по прошествии определенного времени, но то, что это свершилось – факт непреложный. И произошло это именно благодаря объединенности творческих устремлений. Ибо именно в такой объединенности – сила, дарующая миру совершенно новые явления.

 

И еще я поняла, что многие вещи в мире не совмещаются и враждуют по одной простой причине: из-за отсутствия любви. И лишь присутствие оной дарит миру праздники, подобные тому, который состоялся 6 февраля в Москве, в Центре Авторского Творчества. Здесь прошла презентация лазерного диска "Небо опять в позолоте...", записанного Мариной Митяевой и Николаем Якимовым, и это стало возможным благодаря усилиям прекрасного, как оказалось, продюсера и организатора – Олега Митяева.

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022