В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

03.02.2009
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
Авторы: 
авторы не указаны...

Источник:
Из материалов Дней Самодеятельной Песни 1987 г., г. Владивосток. Архив КСП "Поиск" (г. Владивосток), машинописная копия. Материал предоставила Потапова О. Ю.
 

Пресс-конференция участников концерта

27 марта 1987 г.

Пресс-конференция участников концерта

 

Вопрос из зала:

Где можно увидеть выступления владивостокских авторов?

 

С.Булгаков:

У нас в городе есть абонемент, где мы и выступаем в основном. Видимо, и будем выступать, да, Сережа?

 

С. Рыбалка:

Да.

 

Вопрос:

А скажите, где этот абонемент можно приобрести?

 

С. Рыбалка:

Абонемент — это не то, что можно приобрести, это цикл концертов. Просто мы в прошлом году взяли на себя некоторые обязательства по отношению к зрителям: раз в месяц проводить концерт.

 

Вопрос:

А почему об этом нигде не сообщалось?

 

С. Рыбалка:

К сожалению, сообщалось. В газетах писали периодически, но либо с ошибками, либо с опозданиями, либо забывали проставить, где и когда.

 

С.Булгаков:

Если хотите нас послушать, приглашайте, мы всегда — пожалуйста.

 

С. Рыбалка:

Попросите его спеть.

 

С.Булгаков:

Или Васю Солкина — пожалуйста.

 

Голос из зала:

Да? Спасибо.

 

С. Рыбалка:

Пожалуйста, еще вопросы.

 

Голос из зала:

Сектор Г. Вопрос к Василию Солкину по поводу "Музыкального ринга". Несомненно очень хорошо, впечатляюще, здорово. Мы все восприняли это... В буквальном смысле очень здорово прозвучало. Дело не в этом. Вопрос вот какой: Василий, вы против вообще "Ринга", либо против того, чтобы самодеятельная песня шла на телевидение?

 

В. Солкин: Вопрос понял. Я даже не буду говорить о том, что "Ринг" на самом деле шел 6 часов, а в телевизоре мы видели жалкие огрызки, я даже не буду говорить о том, что в той передаче, которая шла по телевизору, ответы звучали не на те вопросы, которые задавались на самом деле, то есть резалась передача великолепно. Я не об этом буду говорить. И показ на телевидении нашей песни — это тоже очень хорошо. Я против ринга в нашей песне. Я против термина "популярность", которым оперирует телевидение, потому что, видимо, наша песня, насколько я подозреваю, (поскольку вопрос лично ко мне, я скажу свое личное мнение) не должна быть популярна. Как только она станет популярна в безграничных массах, это уже не наша песня, это уже шлягер. Вот в чем дело. Поэтому в идеале я бы себе представлял (если все-таки допустить ринг какой-то вообще), то я бы это представлял себе так: звучит вопрос — автор поет песню, если нет песни — молчит, а эти словесные перепалки, мне кажется, не для нас. Я не знаю, исчерпывающий ли ответ...

 

С. Булгаков:

Я немножко продолжу. Дело в том, что на "Ринге" вот что происходило: были претензии к авторам, претензии на уровне профессионального искусства, скажем так: на уровне профессиональной песни. Дело в том, что бардовская песня — это не жанр музыкальный и даже не жанр поэтический, это мировоззрение. Поэтому, "Ринг" никаких ответов на вопросы дать просто не мог, потому что это совершенно другой уровень. Это...

 

С.Рыбалка:

Разные языки.

 

С. Булгаков:

...разные языки, причем.

 

С.Рыбалка:

Задающий вопросы и отвечающий там, было заметно, говорили на разных языках. Плюс, конечно, вершина режиссерского профессионализма при монтаже, о которой уже упомянули. Пожалуйста, еще вопросы.

 

С. Мишталь:

Справка по "Рингу". Дело в том, что "Ринг" писался 6 часов.

 

С.Рыбалка:

Уже сказали.

 

С. Мишталь:

Говорил, да? Извините, пожалуйста, я прослушала.

 

Вопрос из зала:

Раз уж около меня микрофон... Сергей Булгаков, это к тебе вопрос. С чем связано, что цикл, который ты пел сегодня, это мрачный такой? Все про скорую кончину, все про...

 

С. Булгаков:

Если можно, яснее...

 

Голос из зала:

Ну, песни мрачные такие сегодня были, такой мрачный цикл.

 

С.Рыбалка:

Почему ты такой жуткий?

 

Голос:

Нет, чем это навеяно?

 

С. Булгаков:

Цикл мрачный разве?

 

Голос:

Сегодня ты пел мрачные песни, честно говоря. Ощущение такое.

 

С. Булгаков:

Вообще я всегда такое пел, и я никогда не считал, что это мрачное.

 

С. Рыбалка:

Он так веселится.

 

С. Булгаков:

Если по поводу последней песни, то, в принципе, если она уж настолько непонятна (по поводу "Реквиема"), можно дать расшифровку. То есть когда я написал эту песню, аналог пришел из Джалаледдина Руми, цитата: "Проснуться для того, чтобы умереть. Умереть, для того чтобы родиться". Вы, может быть, просто очень буквально все это поняли, поэтому показалось мрачным.

 

Голос:

Можно прямо сегодня так и сделать: из зала — вопрос, со сцены — песня.

 

С. Рыбалка:

Нет, это уже было, понимаете? К сожалению, сегодня мало времени на это. Хотя, вообще, это хорошая идея. Мы подумаем.

 

Голос:

А что тут думать? Петь надо...

 

С. Рыбалка:

Пожалуйста, еще кто хочет спросить?

 

Так, значит, если я правильно понял, мы наконец свободны все, да? Ну что ж, в таком случае, спасибо за внимание... А, вот рука, извините...

 

Голос из зала:

А можно попросить Якимова спеть последнюю его песню сочиненную? Если уж вы согласны петь...

 

С. Рыбалка:

Спрашивают: "И умереть потом, да?"

 

Голос:

Разумеется, нет.

 

С. Рыбалка:

Как понять "последнюю"?

 

Голос:

Последняя сочиненная вами песня.

 

Н. Якимов:

По времени?

 

Голос:

Да-да, по времени.

 

Н. Якимов:

Мы с Сашей пели ее. Набоков. На стихи Набокова "Поэты".

 

Голос:

Вы ее пели сегодня, да?

 

Н. Якимов:

Сегодня? Да, пели. Это самая последняя песня. Ну... предпоследняя. У нас правила игры такие. Давай же, мы их будем как-то держать...Давайте в другой раз...

 

Вопрос из зала Василию Солкину:

В какой газете вы работаете? В каком отделе?

 

В. Солкин:

Газета Тихоокеанского флота "Боевая вахта", отдел пропаганды и агитации, корреспондент-организатор. Да, я забыл добавить: ордена Красной Звезды газета.

 

Голос из зала:

Вопрос Булгакову. Сережа, расскажи, пожалуйста: общение с товарищем Косыгиным в частности, и вообще, в направлении вот этого объединения авторского на твою деятельность авторскую влияние оказало и сейчас оказывает? И в чем это выражено?

 

С. Булгаков:

Значит, я уточняю: на деятельность, да? Или на песни?

 

Голос:

На творчество. Именно вот направленность какую-то...

 

С. Булгаков:

Все понятно.

 

Голос:

И в чем она выражена? Не песней, а так вот, словами, можешь сказать?

 

С. Булгаков:

Ну. Во-первых, Сережа в какой-то момент вытащил меня из... ну скажем, такого "кризиса спокойствия". То есть у меня пошли какие-то очень спокойные песенки, бытовые что ли... И общение с ним, в частности, у нас очень хороший контакт произошел в прошлом году, когда мы начали писать... не писать, а стали петь... Мы это назвали джазовым таким термином "сэйшн", где каждый автор мог продолжить тему, предложенную другим автором в песне. И мы решили попробовать таким образом путем переписки, то есть, уже процессом творчества это продолжить. Но потом правда, мы решили, что каждый все-таки должен писать о своем, и переписка эта прекратилась, потому что оказалось, что мы друг на друга оказываем такое сильное влияние, что мы просто начинаем писать совершенно одинаковые песни. И в тот момент нам удалось, так сказать, друг другу помочь и в плане идеи, и в плане... стать более живыми, скажем так.

 

С. Рыбалка:

Новый автор Сергей Бусыгин.

 

Вопрос из зала:

Ты ездил в Москву. Мнение твое о самодеятельной песне в центре.

 

С. Булгаков:

Это очень сложный вопрос. Однозначно очень трудно ответить.

 

Голос:

Во всяком случае, что ты там нового увидел и какое новое направление, или все так и осталось?

 

С. Булгаков:

Для того, чтобы это объяснить, надо вводить новые категории, но это долго просто будет. Чтобы объяснить, что же в конце концов сейчас там происходит. На мой взгляд сейчас происходят смещения. Ну, скажем, если эти 30 лет в основном самодеятельная песня в основном занималась социальными проблемами, то есть, как сказал Окуджава, это песня, которая сохранила самосознание нации, то на данный момент самодеятельная песня все-таки уходит от социальных проблем, потому что (были у меня такие предположения), что время социальных проблем в бардовском движении закончилось. Потому что эту функцию на себя взял рок и несет ее очень успешно. И сейчас происходит смещение (в принципе, уже произошло смещение), на мой взгляд, то есть я условно чисто разделил две такие вещи: социальный аспект песни и психологический аспект песни. И сейчас, на мой взгляд, происходит как раз смещение в сторону психологического аспекта песни, то есть, смещение на уровень проблем личностного характера. И мне кажется, что это все-таки происходит. Это мое личное мнение, я не претендую на объективность, ни в коем случае, мне так показалось. И в Москве сейчас поднимается новая волна авторов, которые, как ни странно, членами КСП не являются, они где-то около, дают (там формула есть такая — домашние концерты), вот они дают эти домашние концерты, и довольно популярны они в Москве; авторы, которые работают как раз в области психологического жанра.

 

Голос из зала:

А можно не вопрос задать, а высказать мнение? Меня немножко поразил вопрос о мрачности песен! Это очень напомнило показывание недавно по телевизору одной из передач, 50-е или 60-е годы, читают стихи Вознесенский, Евтушенко, встает такой бодрячок в форме и говорит: "А не кажется ли вам, что ваши стихи отражают нетипичные для нас явления, какие-то они очень мрачные, знаете, вот не то это, не наше это, понимаете?" И вот мне бы хотелось высказать такое мнение: мне бы хотелось просто очень поблагодарить людей за то, что сегодня прозвучал очень такой человеческий заряд, и это самое главное, потому что сегодня, когда у нас взлет экономики намечается, за цифрами, показателями, машинами нам очень важно не потерять человека. А самодеятельная песня — это как раз то средство, которое, может быть, и поможет это сделать.

 

С. Булгаков:

Спасибо за реабилитацию.

 

Голос из зала:

У меня вопрос к нашим гостям из Челябинска. Чем вы можете объяснить то, что ваши песни — я имею в виду и Наташу — очень похожи мелодически? Они очень мало отличаются.

 

А. Деревягин:

Почему у меня с Наташей похожи?

 

Голос:

Нет, у вас троих.

 

А. Деревягин:

Чем объяснить? Что с Якимовым у нас похожи песни? По-моему, не похожи.

 

Голос:

Мелодически.

 

А. Деревягин:

Я не согласен с тем, что они похожи. Может быть, по какому-то внутреннему настрою похожи, здесь я еще могу согласиться, а мелодически... Не знаю. Если вам кажется, что похожи, то я не могу объяснить, почему. По-моему, непохожи. А с Наташей... здесь все естественно, по-моему.

 

С. Булгаков:

Можно, я еще продолжу, Саша? Дело в том, что если учитывать принципы мелодической формы и принципы аккомпанемента, которыми пользуются люди, то есть они используют где-то джазовую аппликатуру при аккомпанементе, поэтому может создаться впечатление, что очень похоже.

 

В. Солкин:

Я думаю, что не надо ничего объяснять. Коля Якимов получил информацию с Сашей Деревягиным. Они могут ее принять или не принять, это их дело, а отвечать тут в общем-то нечего, насколько я понимаю.

 

С. Рыбалка:

Еще вопросы, пожалуйста.

 

Вопрос из зала:

В эти дни самодеятельной песни много ли будет участниц — девушек?

 

Л. Жукова:

Насколько я знаю, в мастерской авторов нас было трое, а вот в мастерской исполнителей девушек гораздо больше.

 

С. Рыбалка:

А вчера в "Клопе" их была вообще масса. Так, пожалуйста, еще вопросы. И молодые мамы тут были, очень приятно.

 

В. Солкин:

Я просто хочу сказать, что на малой сцене сегодня еще 2 автора, 2 представительницы прекрасного пола, которые тоже пишут свои песни, будут. Завтра авторская, да? Для того, кто действительно хочет увидеть девушек-авторов, то малая сцена, клуб "Поиск", завтра.

 

Вопрос из зала:

Можно вот такой вопрос? Мне хотелось спросить, даже выразить такое пожелание, чтобы песни были более зубастые, что ли, более бодренькие.

 

В. Солкин:

Понял. Более бодренькие, да?

 

С. Рыбалка:

А грызть кого?

 

Н. Якимов:

Кого кусать-то?

 

С. Рыбалка:

Кусать кого, спрашивают.

 

Голос из зала:

Кого кусать? С кем бороться за правду... Ну, кусать есть кого. По-моему, это будет социальный аспект.

 

С. Булгаков:

Мне кажется, что песня должна быть, прежде всего, добрая, а не зубастая.

 

С. Рыбалка:

А если злая, то все равно добрая.

 

С. Булгаков:

Мне кажется, здесь в корне неправильно вопрос поставлен.

 

С. Рыбалка:

Два года назад здесь "Последний шанс" как-то очень здорово ответил на этот вопрос, спев песни про кроко-роко-крокодила, с такими зубами. Может, кто-то помнит. Еще, пожалуйста.

 

Вопрос:

А Бурнаевский будет петь? А можешь сейчас спеть "Кальмара", а?

 

С.Рыбалка:

Кальмар недавно завезли в "Дальрыбморе", товарищи. Так что, пожалуйста, туда. Еще...

 

Вопрос:

Можно услышать более подробную информацию о субботе и воскресенье в Доме Молодежи? Вы сказали, в 13 часов. В объявлении нигде этих концертов нет. Что это будет?

 

С.Рыбалка:

Эти концерты дополнительные. Поэтому нигде нет. Но они будут. В час дня. Они будут составные, так сказать, сборные. Там будут песни петь.

 

Вопрос:

Ну, там будут авторы или исполнители?

 

С.Рыбалка:

И те, и другие.

 

Голос:

И те, и другие, да? Спасибо, все понятно.

 

С. Рыбалка:

Третьего не дано. В прошлом году после первого отделения подобного концерта одна девушка подошла ко мне и спросила: "Скажите, а танцевать скоро будут?"

 

Вопрос:

"Саквояж" будет?

 

С.Рыбалка:

Не знаю. Пока их нет.

 

Голос из зала:

Вы если будете проводить такие дни самодеятельной песни, вы программу печатайте где-нибудь, а то так вот — "гости", а кто гости? Знаете, как в тумане идешь на концерт.

 

С.Рыбалка:

Понятно. К сожалению, это стоит бешеные деньги — печать, лучше адрес сообщите, мы вам напишем. Нет, понимаете, в чем дело? Вот эта самая реклама... Мы от нее всю жизнь страдали, страдаем. Я понимаю.

 

Голос:

У вас нет рекламы, так приходишь и не знаешь, хочешь на одно попасть, попадаешь на другое. Кто-то хочет на одного попасть, а попадает на второго, понимаете?

 

С.Рыбалка:

Это упрек, конечно, в наш адрес, и он справедлив. Нам кажется, что мы завешиваем афишами весь город, а потом...

 

Голос из зала:

А афиши появились очень поздно.

 

С.Рыбалка:

Потом да, потом оказывается, что они не там висят.

 

Голос:

В самом начале, кстати, как только было объявление в газете, афиш не было. Афиши уже появились в конце. Если кто, как говорится, как рак попал. До самой сути докапывался, потом узнал, кто, когда и где.

 

С.Рыбалка:

Мы постараемся исправиться. Вот тогда вы все будете знать.

 

С. Мишталь из зала:

Как мы можем узнать, кто приедет, когда, понимаешь ведь, каждый приезжает сюда (почти все) за свои деньги и в свое личное время. Успеет ли? Сегодня он хочет ехать, а завтра новое поручение на работе, и все. Вот так же жена Митяева, Марина Митяева, по-моему, так же — Ким, хотели приехать, был договор — не смогли. Поэтому я считаю, что сейчас действительно Сергей в затруднении ответить, кто приедет. Вот "Саквояж" должен приехать — нету. Нет точно так же и ребят из Магадана. Поэтому ответить вам на этот вопрос никто, наверное, не сможет. Ты ж не знаешь, что ты завтра будешь делать.

 

В. Солкин:

Может быть, действительно, так вот лучше: идешь туда — не знаю куда, смотреть того — не знаю кого, зато не разочарован. А если будет написано: Окуджава, он не приедет, ты бросишь билет нам в лицо, правильно?

 

Голос из зала:

Вот здесь говорят, очень трудно ответить на разные вопросы: кто приедет, кто не приедет. Я приехала сегодня, и у меня вопрос конкретный: когда будет петь Устинов? Он уже пел или он еще будет?

 

Ю.Устинов:

Отвечайте.

 

С. Рыбалка:

Сегодня Устинов в основном микрофон носит. Но еще споет. Еще на бис.

 

Ю.Устинов:

А когда, действительно, скажи, потому что я тоже не знаю.

 

С. Рыбалка:

Завтра. Завтра в 17.30 состоится большой концерт.

 

Голос:

Спасибо.

 

С. Рыбалка:

Не за что. Между прочим, даже вот в тех афишах, что висят кое-где еще, написано об этом. А насчет афиш... Понимаете, был сильный ветер, все сдуло.

 

Голос из зала:

Я не совсем понял. Значит, завтра — гости дней песни, в 14.30 написано.

 

С. Рыбалка:

Да.

 

Голос:

Потом же, в 17.30, здесь еще один концерт будет?

 

С. Рыбалка:

Да.

 

Голос:

Спасибо.

 

С. Рыбалка:

Пожалуйста.

 

Вопрос из зала:

Концерты одинаковые будут?

 

С. Рыбалка:

Вы знаете, трудно найти человека даже, у которого одинаковые правое и левое ухо. А тем более здесь... Ни за что. Но в чем-то они одинаковые, конечно. Вы правы.

 

Голос из зала:

Мы знаем о Камчатке, о Приморье. А о Сахалине у нас мало информации. Немножечко, в двух словах...

 

В. Воронов:

КСП на Сахалине существует с 1979 года. В 1980 г. мы провели первый фестиваль, на котором присутствовали Прокопьева и Курчатова. Потом было еще пять. Практически, ежегодно фестивали. Клуб активно действовал до 1983 года (Южно-Сахалинский клуб), в 1984 г. была последняя акция, 1985 г. — затишье, 1986 — был фестиваль проведен не в Южно-Сахалинске, а в Тымовске, где сейчас у нас областной клуб самодеятельной песни, то есть мы не разделяем Тымовск, Южно-Сахалинск, и новые клубы, которые образуются, они тоже не отделяются, работаем все на общей цели и задаче. Авторов — масса.

 

Голос из зала:

Можно вопрос? Мы уже слышали песни Визбора, Кима, Кукина. А будут предусмотрены другие песни знаменитых авторов? Предусмотрено, что-нибудь сделано для этого? Чтобы были и отсутствующие, можно сказать: Ким...

 

С. Рыбалка:

Понятно, спасибо. Да вопрос, конечно, очень важный для нас. Имеется в виду классика самодеятельной песни так называемая. Дело в том, что это очень сложно предусматривать или не предусматривать, так же как заставлять и не заставлять человека петь что-то. Это личное дело тех, кто будет петь. Но они, конечно, будут петься, эти песни. Я просто в этом уверен. Я даже это знаю.

 

Ю.Устинов:

Я могу воспользоваться случаем и подтвердить эту уверенность, поскольку я завтра выступаю и начну выступление как раз с того, что вспомню песни 60-х годов.

 

С. Рыбалка:

Так, пожалуйста, слева.

 

Вопрос из зала:

Сережа, ты будешь петь песни, которые привез с 1 фестиваля? С первого Всесоюзного фестиваля? С Саратова? Саратовские.

 

С. Рыбалка:

Который Сережа?

 

Голос:

Рыбалка, конечно.

 

С. Рыбалка:

Я? Нет, наверное.

 

Голос:

А почему?

 

С. Рыбалка:

Да вы что?

 

Голос:

Сережа, нужно спеть, наверное.

 

С. Рыбалка:

Пусть люди поют; действительно, хорошие песни. И хорошие люди. Нет.

 

С. Мишталь:

... он тоже людь.

 

С. Рыбалка:

Нет, просто я считаю. Что я исчерпал вчера вечером здесь свои возможности и все, что хотел сказать.

 

Голос из зала:

У меня такой вопрос: будет ли повторяться "Клоп"?

 

С. Рыбалка:

Когда? Завтра? Нет. А вообще?

 

Голос:

Да. В ближайшие дни?

 

С. Рыбалка:

Ну, может быть, и будет вообще-то.

 

Голос:

Нет, мало. Вчера — мало. Нужно еще.

 

С. Рыбалка:

Как? Мало?

 

Голос:

Очень понравился.

 

С. Рыбалка:

Замучили клопы или как?

 

Голос из зала:

Нет, мы бы очень хотели попросить. Вы знаете, мы опоздали, приехали только сегодня. А сказали, что вчера был "Клоп", и нам очень-очень хотелось бы посмотреть его, послушать вас.

 

С. Рыбалка:

Мы подумаем над этим. Может быть, включить где-нибудь клочок. Но целиком — это невозможно. Я же сказал, что это очень сложно. Люди, слава богу, собрались...

 

Голос:

А где именно вы включите? Вы нам скажите, чтобы мы знали.

 

С. Рыбалка:

Я же еще не сказал, что мы действительно включим. Может быть, может быть...

 

Голос из зала:

У меня вопрос к челябинцам. Вы вчера довольно коротко рассказали нам о себе, а хотелось бы узнать поподробнее, как у вас в Челябинске дело обстоит с самодеятельной песней. Имеете ли вы возможность постоянно выходить петь зрителям, знакомить их со своей песней?

 

Н. Якимов:

Об авторах челябинских еще сказать, да?

 

Голос:

Да.

 

С. Рыбалка:

Ну как вам живется и поется?

 

Голос:

Как у вас в Челябинске с самодеятельной песней дела?

 

Н. Якимов:

Что такое в Челябинске самодеятельная песня?

 

Голос:

Я не очень много знаю об этом еще.

 

Н. Якимов:

В Челябинске был областной клуб, ему лет 20, наверное, сейчас бы исполнилось. Но он успешно самораспустился. В смысле, не как цветок, а вот так: разбежались они после того, как был очень активный метод работы с клубами самодеятельной песни — это закрытие фестивалей — и после закрытия фестиваля десятого или девятого, это 1981 год) клуб этот областной объявил (так, негласно) о своем распаде. Это связано, наверное. С тем, что институтский клуб, поэтому у нас — возраст средний. Где-то 20 лет, не больше. Мы сейчас выходим из этого клуба...

 

А. Деревягин:

Так получилось.

 

Н. Якимов:

Вот так получилось. Авторы еще какие у нас? Ну, вот Олег Митяев, работает в филармонии, он выходец из клуба "Моримоши" ЧТЗ. Жена у него, Марина Митяева, пишет песни на свои стихи и на стихи не свои. Мы с ней поем дуэтом иногда. Сейчас вот активно начали петь дуэтом, нас даже приглашали вместе. Когда мы ездили в Ригу, например (мы ездили вчетвером), Митяев пел со Старцевым, мы — с Мариной Митяевой. Какие еще авторы? Алексей Богатенко, к сожалению, пишет мало песен. Но зато, если напишет, то напишет хорошую песню. Юрий Харченко, врач — интерн, хирург, пишет детские песни для взрослых. Может быть, вы слышали "Бегемотик", "Трамвайчик", — вот они такие немножко "итальянистые", но очень вкусные песни. Он работает в жанре, скажем, шоу самодеятельной песни. Группа "Мультики"... Ну и еще люди пишут. А как ездим? С недавнего времени стали ездить. Клубы приглашают. А раньше ездили по фестивалям очень много. Мне удалось побывать на двух Грушинских фестивалях предпоследних, 1978-79 год. Это счастье. Сейчас на концерты приглашают довольно часто. Раз в месяц где-то, раз в два месяца.

 

Голос из зала:

А вот такое пожелание: мне очень хотелось бы (я надеюсь, что организаторы нашего города еще пригласят вас сюда, чтобы мы могли познакомиться с вашими новыми песнями) и мне бы очень хотелось, лично, чтобы вы приехали — Саша с Наташей, а вы, может быть, еще с кем-то, с какой-то женщиной, с каким-то женским голосом, потому что ваши песни очень лиричные, вдохновенные, и участие женского голоса очень бы обогатило их. Мне так кажется...

 

А. Деревягин:

Мы согласны с вами. Спасибо.

 

Н. Якимов:

Спасибо.

 

Голос из зала:

Ну, уже не хотелось задавать вопрос. Раз подошли, тогда задам. Я по поводу той же рекламы. Все-таки я не согласен в том, что (Сергей сегодня говорил) реклама — это не то для самодеятельной песни. Зря. Дело в том, что вот ребята подъехали чуть позже, некоторые даже не знали, что будет "Клоп", кто хотел посмотреть именно этот спектакль. Кто-то хотел еще что-то посмотреть. А нельзя ли найти здесь какие-то формы? Я хотел этот вопрос оставить на малую сцену, и тогда и поговорить, может быть, лично, но раз уж поднесли микрофон... А может быть, можно связаться с нашим телевидением, радио для того, чтобы все-таки объявлять, какие будут концерты, кто выступать будет, что и как. Это можно делать оперативно. У меня все.

 

С. Рыбалка:

Понятно. Спасибо. Ну, вот это все из серии оргвопросов. У нас, понимаешь, время поджимает... Так, из первого ряда вот еще просят...

 

Голос из зала:

У меня вопрос такой, многогранный будет. Тут решался вопрос... Мы с Сережой Булгаковым разговаривали... Если такой поселок незаметный, как Заветы Ильича, пригласит в качестве агитбригады авторов и просто исполнителей из Владивостока.

 

С. Рыбалка:

Это рабочий вопрос. На семинаре...

 

Голос:

Я понимаю. Если пригласит театр, он сможет приехать?

 

С. Рыбалка:

Нет.

 

Голос:

Однозначно?

 

С. Рыбалка:

Да. В ближайшие несколько лет. Театра не существует. Его просто нет, там некому ездить. Я маленький секрет открываю. И есть еще так называемые технические причины. Дети малые пока. Понимаете, две мамы с трехмесячными грудными, куда же им ездить?

 

Голос из зала:

Сережа, а нет таких маленьких постановочек, где несколько актеров?

 

С. Рыбалка:

Нет.

 

Голос:

Ясно. Еще один маленький вопрос. Вот если получится такая ситуация: например, приезжает агитбригада из Владивостока и выступает, и публика просто неподготовленная (она подготовлена, но не на таком уровне) и она воспринимает... Может просто не понравиться, как воспринимают авторов. Это не очень скажется пагубно? Не обидятся?

 

С. Рыбалка:

Нет, мы не обидимся.

 

Голос:

Нормально все это, да?

 

С. Рыбалка:

Конечно. Это значит, сами заслужим.

 

Голос:

Ну почему? Это же вопрос такой спорный. Ну хорошо, я понял.

 

Голос из зала:

Здесь много молодежи в зале, она часто бывает в книжных магазинах. За последние годы появились различные монографии кандидатских о влиянии того-сего вида искусства на то-се, что у нас происходит. Нет ли среди вас пишущих и желающих написать такую же кандидатскую о самодеятельной песне, о ее месте во всевоюзном русле и что дальше делать?

 

С. Рыбалка:

Я очень хочу написать кандидатскую диссертацию о стратиграфии Перми и триаса Приморья.

 

Голос:

Будем ждать, когда все это покроется пылью, потом будет кто-то за нас писать, да?

 

С. Рыбалка:

Нет, вы знаете, в ГДР уже написали что-то недавно. Скоро и у нас.

 

С. Булгаков:

В ГДР написали докторскую диссертацию еще в 1979 году. Я могу сказать: в 1983 году, на кафедре музыковедения был защищен диплом "Самодеятельное творчество 60-х — 70-х годов"

 

Вопрос:

Кем?

 

С. Булгаков:

Я извиняюсь, моей женой.

 

Голос из зала:

Ну, там широко взято, а не самодеятельная песня.

 

Голос:

Еще в институте искусств в Уфе был защищен диплом по теме самодеятельная песня.

 

Н. Якимов:

В Челябинске, в пединституте.

 

А. Деревягин:

Курсовые работы, дипломы в Челябинске.

 

С. Рыбалка:

Иркутский университет, Татьяна Денисова.

 

Голос:

Киев...

 

С. Рыбалка:

Намечаются еще подобные работы в институте искусств.

 

С. Мишталь:

Слышали, да? Еще один диплом Татьяна Денисова защитила в Москве.

 

С. Булгаков:

Вышла книга еще Вайнонена "Все хотят петь". Очень любопытная брошюра. А потом и "Наша самодеятельная песня". Юрий Андреев.

 

В. Солкин:

Ну там Вайонен и Андреев, они вдвоем.

 

С.Булгаков:

Об этом уже довольно много написано.

 

С. Мишталь:

Юрий Андреев занимается самодеятельной песней много лет уже, сейчас он доктор филологических наук, и у него достаточно трудов, выступлений, он является председателем Совета Союза КСП.

 

В. Солкин:

Да, но здесь есть еще одна сторона у этого поднятого вопроса. Дело в том, что в Приморье я могу назвать как минимум 12 человек, мечтающих написать эту диссертацию — я, может быть, очень груб буду, — которые ни бельмеса ни гугу в этой песне, а диссертация уже до половины написана. Это люди, которые готовы свалить в один котел и прикрыть крышкой Антонова, Окуджаву и Тото Кутуньо, потому что все это называется автор-исполнитель, и вот таких диссертаций, почти испеченных, я знаю очень много. Поэтому это очень больной вопрос, вы знаете, лучше бы их поменьше было, вот таких вот музыковедов, музыколюбов и "диссертацевыпекателей" и прочая.

 

Мне вот так кажется.

 

С. Булгаков:

Маленькое добавление к тому, что вы сказали, по поводу вашего вопроса. Дело в том, что на данный момент самодеятельная песня (опять я говорю свое личное мнение, может, кто не согласится), самодеятельная песня на данный момент прошла уже три этапа: 1 этап — это когда в основе лежала поэтика, 2 этап — это когда в основе лежала... то есть, основной акцент ставился на музыку, музыцирование. 3 этап — когда произошел в конце концов синтез музыки и слова, и появилась именно песня. И 4 этап, который сейчас уже идет — это самодеятельная песня начинает вбирать в себя всю музыкальную культуру и поэтическую культуру, которая существует. То есть, в самодеятельной песне применяются элементы фольклора, рока, кантри мьюзик, шансона, и трудно даже сказать, какие элементы не привлекаются, и даже африканского фольклора. И понимаете, вот с этой точки зрения очень трудно выделить (т.е. если писать какую-то работу, нужно выделять конкретно жанр). Я ездил в Москву недавно, разговаривал со многими людьми. К сожалению, эта ошибка там произошла. И разные люди считают, что самодеятельная песня — это вот это, другие считают, что это другое, и оказывается, что люди наиболее живые, скажем, в творческом отношении, они оказываются за бортом всех этих установок. Писать об этом, я считаю, практически невозможно. Да, вот Сталина правильно говорит, что это область жизни, мировоззрение.

 

С. Мишталь:

Потому что это не просто так искусство и не просто творчество, а это творчество в определенном образе жизни, и человек, который не впитал в себя саму суть того, что делается, вряд ли что напишет. Ну понимаете, написать диссертацию о том, как мы живем, — это будет довольно сложно; а самодеятельная песня, действительно, очень многогранная, по форме она очень многогранная, но отличает ее от всех остальных жанров не форма. А именно то, ради чего. Для кого, зачем она написана как выражение самого себя в жизненной позиции своей. И вот этой жизненной позицией мы все и объединены. И не случайно поэтому так крепки наши взаимоотношения и чувство локтя, плеча товарища. И нет той свары, которая появляется, как только забывается, ради чего мы живем.

 

С. Булгаков:

Нет, свара есть, почему же. По-моему, это ошибка. Но это пока на "диком" Западе.

 

С. Мишталь:

Нет, ты не об этом, ты не о той сваре. Я говорю совсем о другом. И не надо... Ты меня понимаешь прекрасно.

 

С. Булгаков:

Я, значит, вот еще какой...

 

С. Мишталь:

Не провоцируй!

 

С.Булгаков:

Я еще добавить хотел. Дело в том, что по пришествию каждого из этих музыкальных направлений в бардовском движении можно писать не просто диссертацию, не просто кандидатскую даже, а докторскую. И еще один нюанс: изначально влияние на бардовское движение классической музыки. Например, у Новеллы Матвеевой прослеживаются элементы песен Грига, у Дольского — это лютневая музыка, это совершенно конкретно просматривается.

 

Интереснее скорее всего нужно было бы поднять вопрос: а почему она возникла в конце 50-х годов? Причины? А почему она все-таки возникла и стала актуальной? А почему через 60-е годы, в 70-е только самодеятельная песня осталась истинно творческим звеном? То есть это не секрет ни для кого, что в 60-х — 70-х был упадок советского искусства, за исключением отдельных индивидуумов.

 

Голос из зала:

Тогда совсем коротко. Наше отечественное искусствоведение с Высоцким не справилось. Не прогнозировало его, не определило, не оценило. Только вдогонку, после смерти. То же самое может произойти и с самодеятельной песней, если так вы будете с ней стесняться. 4 главы у вас диссертации готово, только выводы сделать, а вы сидите и говорите со сцены: "Нельзя писать".

 

С. Рыбалка:

Ну, мы все-таки постараемся не доставлять такую радость советскому искусствоведению. Лучше пусть песня живет, чем диссертация пишется. Еще, пожалуйста, вопросы... Я имею в виду, скоро умирать не хотим, понимаете?

 

С.Булгаков:

Да нет, вы согласитесь, что система обучения тех же музыковедов или филологов — она очень ущербная. Или вы не соглашаетесь?

 

Голос:

Я вас призываю этим заняться.

 

С.Булгаков:

А, хорошо. Но дело в том, что в таком случае мы просто неграмотны в этом отношении.

 

Голос:

Вы поучитесь 4 года, у вас будет образование.

 

С. Булгаков:

Ну тогда я вообще ничего не напишу, в этом я вас уверяю.

 

В. Солкин:

Давайте он будет петь, препарировать его будут потом — после смерти, это ваше дело уже, в конце концов.

 

С.Рыбалка:

Итак, спасибо вам всем... Нет, еще не спасибо.

 

Голос из зала:

Еще не спасибо. Все дело в том, что это уже традицией стало: возникает на любом фестивале самодеятельной песни какая-то общая заключительная песня, которую поют все вместе. Давайте продолжать эту традицию!

 

С.Рыбалка:

Мы продолжим. На заключительном концерте.

 

Голос:

А раньше?

 

С.Рыбалка:

Нет, это уже не будет та традиция.

 

Голос из зала:

У меня еще вопрос к челябинцам. Скажите, как там поживает озеро Увильды и нет ли у вас чего-нибудь в репертуаре о прекрасных челябинских озерах? И еще один вопрос. Мне очень понравились ваши песни, но, честно говоря, не все понятно. Не могли бы вы рассказать что-нибудь о себе побольше: что вы сейчас читаете, ваши любимые авторы, любите ли вы классическую музыку, ну в таком плане...

 

А.Деревягин:

О природе челябинской... Озеро Увильды очень сильно обмелело, очень сильно. А природа осталась. Песен про озера? Нет, наверное, нет.

 

Н.Якимов:

А про себя... Непонятно? Ну, так самое главное не то, что непонятно, а вот если вам захочется послушать, это главное. Захочется разобраться... Я вот вырос на песнях Владимира Ланцберга вообще, и, вы знаете, я был крайне мал, чтобы все в них понять, но что-то меня тянуло в них разобраться. Я включал магнитофон, и слушал, слушал, и каждый раз получал удовольствие все большее и большее; и я вам могу пожелать только вот таких песен побольше, чтобы они постоянно жили с вами, не то, чтобы она спелась — и все сразу ясно, а чтобы они жили, жили... Что читаем? Любимые авторы? Сейчас мы очень много читаем, мы просто решили поднять вместе со всей страной нашу общую культуру. Мы стараемся больше читать, а любимые — это Михаил Анчаров, Антуан де Сент-Экзюпери. Музыку классическую? Я вообще всякую музыку люблю. Я в ней тоже так вот разбираюсь, пытаюсь...

 

А. Деревягин:

Я не всякую музыку люблю. Культуру поднимать как-то не решусь так вот прямо сразу. Насчет того, что читаю? Вот сейчас Набоков пришел. Но не то, что он сейчас самый любимый, просто он сейчас самый последний. Рерих — он был и остается. Если дальше перечислять, большой список уже можно перечислить. Мы ответили на вопрос?

 

Н.Якимов:

Там в песнях все это есть...

 

Голос из зала:

Можно последний вопрос? Вот тут магнитофонов стоит ряд, вчера так мешали нам здорово, но дело не в том. Дело в том, что где взять записи?

 

С.Рыбалка:

У них.

 

Голос:

Личные контакты? А почем?

 

С.Рыбалка:

Записи почем?

 

Голос:

Я спрашиваю, а почем взять у них эти записи?

 

С.Рыбалка:

Да недорого чего-то... К кому подойдете, вот к этому лучше не подходить.

 

Голос:

Спасибо.

 

С.Рыбалка:

Я пошутил.

 

Голос:

Это, может быть, вопрос технический и обсудить его в "Поиске"?

 

С.Рыбалка:

Да.

 

Голос из зала:

Уже здесь установилась такая ситуация, что есть авторы, а есть зрители. А вот можете ответить на вопрос: как из нормальных людей получаются авторы?

 

С.Рыбалка:

Нормальный — это когда перпендикуляр, а вот потом...

 

Голос из зала:

Нет, ну может быть, я вот он уже, так сказать...

 

С.Рыбалка:

Знаете, как размножаются крокодилы?

 

Голос из зала:

Я хочу спросить. Откуда берется, именно, что побуждает автора писать песни?

 

Голос:

Дальше всех от нормальных Булгаков...

 

Голоса:

Кто, кто в состоянии ответить на этот вопрос?

 

С.Булгаков:

Куренев, слушай, ты вообще молчишь там в углу...

 

С.Куренев:

Как из нормального человека получается автор?

 

Голоса:

Вопрос, конечно, интересный...

Куренев и не был нормальным.

 

С.Куренев:

За меня Воронов сказал все.

 

С.Рыбалка:

Он был сразу Куренев.

 

Голоса:

Лариса... У нее это свежий процесс. Она еще помнит, как была нормальной.

 

Л.Жукова:

Я пробовала писать еще, наверное, в школе. Вообще-то кто в 15 лет этим не занимается? Поэты все. А песни... Первая мысль о том, что надо попробовать именно песню, у меня появилась, когда я пришла в КСП, в клуб самодеятельной песни, (это было чуть побольше года назад). А потом просто когда сам постоянно соприкасаешься с этим огромным песенным богатством, которое вокруг, когда слышишь песни, когда песни пишут такие же люди, как ты сам, и когда хочется сказать о чем-то своем, то тогда что-то получается.

 

Голос:

Добавить хочу. Это может начаться с фестивалей, как у меня.

 

С.Булгаков:

Совсем необязательно. Я по этому поводу вспомнил легенду

 

Голос:

Ну рассказывай...

 

С.Булгаков:

...которая заканчивается интересными словами (ее всю долго рассказывать). Но она заканчивается такими словами: "Песня — это тогда, когда мозг костей твоих поет".

 

Н.Якимов:

Еще, наверное, в каждом человеке творческое начало-то живет, просто оно реализуется в разных формах совершенно: стихи пишет кто-то, наркотиками колется, это все тоже от неудовлетворенности какой-то, выходы совершенно разные и совершенно неожиданные могут быть. Я считаю, что нам повезло, что мы занимаемся вот такой вот формой.

 

Голос:

Проскочили.

 

Голос из зала:

Сергею Булгакову. Сережа, что символизирует твоих 3 дома в ваших песнях?

 

С.Булгаков:

Это тело, чувство и ум.

 

С.Рыбалка:

А что касается крокодилов, понимаете, это история такая есть: к крокодилу птичка подлетает, а он ее — хлоп! И не до смерти.

 

— дядя, отпусти, больно!

— А будешь крокодилом? — спрашивает дядя.

— Буду, буду, только отпусти!

 

И вот их уже двое.

 

Ну, товарищи. Еще кто-нибудь?..

 

Итак, спасибо вам...

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022