В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

26.01.2009
Материал относится к разделам:
  - АП как движение Анализ работы проектов, клубов, фестивалей)
  - История АП (исторические обзоры, воспоминания, мемуары)
Авторы: 
авторы не указаны...

Источник:
Из материалов Дней Самодеятельной Песни, 1983 г., КСП "Поиск", г. Владивосток. Архив КСП "Поиск" (г. Владивосток), машинописная копия. Материал предоставила Потапова О. Ю.
 

Пресс-конференция Свердловского КСП

С.Р.:

Сейчас мы послушаем председателя Свердловского клуба самодеятельной песни Татьяну Брусницыну. Надо сказать, что в такой книге как "Воспитание увлечением", вышедшей в издательстве "Молодая гвардия" есть вступительная статья заведующего отделом Культуры Цк ВЛКСМ Сухорадо, и в ней упоминается в числе положительных примеров работы по воспитанию молодежи клубы самодеятельной песни, в том числе московский городской клуб и свердловский городской клуб, так получилось, что сейчас здесь этой книги не нашлось, но это действительно так. Т.е. ваш клуб довольно известен, сильный клуб, пожалуйста. Сегодняшнее мероприятие называется пресс-конференцией, у нас есть представитель прессы, это не просто обмен мнениями, это обмен опытом. Т.е. нас, все собравшиеся клубы самодеятельной песни, интересуют какие-то конкретные особенности данного свердловского КСП, в дальнейшем мы продолжим пресс-конференции томских клубов и нашего, итак, пожалуйста. Для начала она расскажет сама о своем клубе, а вы готовьте вопросы, и, задавая вопросы, прошу представляться: фамилия и кого представляете.

 

Т.Б.:

Я представлюсь — я, Брусницина Татьяна, работаю инженером-конструктором на одном крупном заводе и второй год являюсь председателем клуба самодеятельной песни, в этом движении я уже почти пять лет, а председатель только второй год, поэтому опыт работы председателя не очень большой. Я расскажу о нашем клубе: как мы работаем. Клуб самодеятельной песни города Свердловска официально существует при горкоме комсомола с апреля 1977 года, т.е. нынче нам будет пять лет. До этого клуб существовал в виде секции при городском клубе туристов, причем уже где-то двадцать лет назад еще в 60-х годах они уже собирались, там были многие авторы и даже Александр Дольский, хотя он в основном выступал у себя в институте. Размещаемся мы во Дворце культуры имени Свердлова, дворец расположен в самом центре города, это большой плюс. У нас есть только одна комната где-то около тридцати квадратных метров, комната эта полностью не наша, там занимается еще два кружка, мы два дня в неделю по средам и четвергам собираемся в этой комнате. Комната оформлена, имеются планшеты, имеется галерея бардов, доска объявлений, рассказы о фестивалях — вот такое оформление. Конечно, шкаф есть, где наши самые драгоценные вещи.

 

По клубу существует положение и существует устав клуба, принятый довольно-таки давно, он был проработан еще с образованием клуба, сделанный на основе московского КСП и от кого мы отталкиваемся, то это от них.

 

Ежегодно у нас утверждается смета в горкоме комсомола смета расходов и доходов, т.е. мы работаем согласно положению о привлеченных средствах в комсомоле, кроме того у нас утверждается смета во Дворце культуры, эта смета в процентном отношении горкома комсомола.......................... . Ежегодно мы отчитываемся в горкоме комсомола, составляем перспективный план на год и так же ежемесячные планы прямо утверждаются на правлении клуба. Высшим органом, как и во всех, наверное, клубах, является общее собрание членов клуба, которое проводится не реже раза в год, собрание заслушивает отчет о проделанной работе и избирает правление клуба сроком на один год, утверждается план работы КСП на текущий год. Исполнительным органом является правление КСП в количестве одиннадцати человек и, в зависимости от структуры нашего клуба, члены правления по нашей структуре.

 

................................................три председателя, а формально для горкома один, потому что не берут троих, нужен один, хотя внутри клуба у нас выбирается три человека, мы между собой распределяем обязанности и практически взаимозаменяемся, если кого-то нет. У каждого есть свое основное, я держу связь с горкомом комсомола, с Дворцом культуры, с представителями других профсоюзных организаций, а также держу связь с другими городами.

 

Второй, когда мы проводим фестивали, у нас является главным по фестивалю. Третий отвечает за творческую работу: концерты, работа с худсоветом, сильно конкретного разделения нет, но негласное разделение существует. Кто в чем более силен, тот там и работает.

 

Для связи с другими организациями, с институтами, с другими заводами у нас существует совет представителей. Как-то у нас в городе так сложилось, что не от каждого предприятия, а от более крупных предприятий у нас люди ходят в клуб. Мы сначала брали это за основу: если человек член клуба, он на предприятии это распространяет, если человек уходит из клуба, все равно остается какой-то представитель от этого предприятия. Для этого у нас существует совет представителей, который собирается каждый первый четверг месяца. Они хорошо знают, что в первый четверг месяца будет дан план работы клуба на месяц, т.е. уже план доводится до такого широкого круга людей.

 

Кроме этих представителей у нас существуют филиалы. Филиалы существуют в основном по институтам по учебным заведениям: это горный институт, архитектурный, медицинский, т.е. они внутри создали небольшие клубы самодеятельной песни, работают там по своим планам, а в основном все концерты и деятельность относятся к нам, к городскому клубу самодеятельной песни. Внутри работа небольшая ведется, но ведется, хочется отметить, что в горном институте намного лучше ведется, потому что ребята более самостоятельные, они проводят много своих концертов. Одной из интереснейших форм работы за последние полтора года является творческая мастерская. В чем она выражается, раньше мы делали просто отчетный концерт, если у нас какой-то автор или исполнитель вырастал, т.е. растет, растет, едет на фестиваль, потом вырастает, имеет собственную программу, мы ему даем возможность выступить на зал, на большой зал. Это уже явно, когда может давать концерты на большой зал, как например Булгаков и Плоткин, так и у нас тоже. Мы видим, что человек может дать концерт на большой зал в двух отделениях, мы его предоставляем. Кроме того есть люди, которые не дотянули на большой зал, но могут представить и показать свои работы, мы для этого используем малый зал. Малый зал вмещает 330 человек максимум, обычно собирается 200-250 человек на эти творческие мастерские. Т.е. наши молодые авторы и исполнители уже получают возможность выступить перед людьми, у нас в плане творческая мастерская такого-то человека. Человек месяца за два, за три начинает готовиться, составляет собственную программу и выступает на этом малом зале, причем после этого выступления обязательно существует обсуждение прямо тут же в зале. Вопросы и ответы, обсуждение положительных и отрицательных сторон, кто как хочет и эта часть обсуждения очень нравится. Все авторы и исполнители очень ждут этого обсуждения: что скажет народ. Прежде чем сделать такую творческую мастерскую, идет работа с художественным советом, художественный совет состоит из членов клуба, председателем совета является Ольга Губанова, которая является основателем самодеятельной песни в городе Свердловске, это еще с 66 года, когда начинали с Окуджавы, и до сих пор она не оставляет наш клуб, мы ей очень благодарны и вносит огромный вклад в развитие самодеятельного движения в нашем городе, поэтому она — председатель худсовета и другие ребята собираются на собрание — худсовет. Творческая мастерская, так она у нас называется, у нас бывает примерно два раза в месяц по авторам и исполнителям — это второй и третий четверги. Т.е. люди уже знают, кто ходит просто на перезапись, кто ходит на мастерскую. Бывают, как и у всех, тематические программы. Т.е. делают члены клуба, худсовет делают тематические вечера, мы сделали по Круппу, по Вере Матвеевой, недавно был вечер, назывался "Ранний Дольский", в зависимости от направленности проводятся вот такие вечера, но они могут быть не только связаны с самодеятельной песней, могут быть связаны с поэзией, допустим вечер Марины Цветаевой. Вот это все у нас внутри клуба, зависит только от того, кто этим занимается, кто проводит, какая тематика в этой творческой мастерской. В среднем за год мы проводим от 12 до 15 мастерских, фактически даем возможность выступить всем желающим, конечно, если человек не очень еще подготовлен к этому, подготавливаем небольшую аудиторию и пускай поет, а потом пускай на мастерские выходит и с таким удовольствием выходит на малый зал и конечно приобретает опыт выступления перед залом. Выступать все равно надо, а тут, в малом зале все свои. Наверное, как и везде у нас есть своя техническая группа, своя структура: кто отвечает за записи концертов, кто отвечает за перезаписи, не знаю как в других городах, но у нас раз в месяц существует перезапись определенных концертов, если у нас происходят концерты, через месяц существует перезапись, т.е. приходят люди с магнитофонами, планировать, сколько придет человек, довольно-таки тяжело, у нас есть два гнезда, куда вставляется, один клубный магнитофон играет, остальные записывают, вся комната заполнена магнитофонами, все приходят со своими магнитофонами, это довольно-таки удобно для наших фонотетчиков, чтобы он каждому не писал, причем ходят переписывать те же представители, у нас записано: кто что переписал, потому что, не знаю как у вас, бывают случаи продажи на черном рынке пленок самодеятельной песни. Потому что к нам поступил один сигнал, и мы с той поры учитываем. У кого, что переписано, с другой стороны это очень удобно, если человек приходит, ему нужен концерт, мы говорим, вот у такого-то этот концерт есть, они между собой сговариваются, и не отвлекают фонотетчиков. Фонотеку мы храним на дому, у нас нет помещения, конечно, такого шикарного, такой площади, поэтому фонотека на дому. Кроме основных дубликатов у нас существуют дубли, которые мы даем по рукам, которые находятся в клубе. Две полки, пожалуйста, концерты такие-то, берите, записывайте, потом возвращайте, определенный срок оборота этой пленки, если два месяца ходит, это все существует, а оригиналы мы храним дома. У нас такой фонотетчик, который все держит в кулаке, и я считаю, что довольно-таки правильно, потому что порядок, каталоги все составлены. Текстотека. Мы составляли текстотеку, все эти пленки расшифровывали сначала и по каждому автору делали три экземпляра текстов, да и сейчас делаем. Один — контрольный, один обязательно находится в клубе, один какой-то резервный. Составлять текстотеку довольно-таки тяжело, наш редактор все писал, другое дело, что с пленок все слушать, другое дело, чтобы автор прочитал, то, что прочитано авторами, есть где-то десять человек, а остальные просто с пленок переписаны, и перепечатаны в нескольких экземплярах. И когда требуется, мы эти тексты предоставляем, прямо по авторам.

 

Относительно библиотеки. Библиотека тоже находится дома, но собирается всеми членами клуба, потому что одному члену все-таки невозможно уследить за всей информацией. Разобрана она на части: КХС, журналы "Аврора", другие издания, отдельно по изданиям, местные газеты, газеты Челябинска, которые они присылают, это все разложено. Доступ к библиотеке, просим наших ребят, они всегда уносят, печальный опыт, они хотят все иметь дома у себя, говорим, что один экземпляр, почему-то это не очень действует, те же самые КХС. Увидя Дольского..........................................

 

Это бывает, мы периодически вывешиваем библиографию, вернее она висит рядом с доской объявлений, где что можно прочитать и плюс записываем, перепечатываем и снова записываем, т.е. люди имеют возможность найти сами, главное указать, где искать. Это очень хорошо, когда люди приходят в клуб, так доска объявлений, там все написано, где что можно взять, а не ходить не искать. Еще очень интересной работой я бы считала наши встречи по средам. Пять лет мы встречались по четвергам, четверги тематические или что другое, а сейчас по средам. Среда направлена у нас на молодежь, мы между собой называем это "детский сад". В среду приносится обязательно пленка и делается рассказ и показ какого-то автора. Молодой человек 18-20 лет приходит в клуб — ему надо показать всех: и Клячкина и Дулова и всех новых, известных уже и неизвестных, его нужно информировать информацией, которую мы столько лет получали, чтобы он конкретным путем нашел, а не в течение многих лет. Каждую среду у нас идет такой рассказ. После этого рассказа один товарищ — выпускник московского КСП, московской школы гитары — он ведет у нас школу гитары, он у нас только в этом году. Причем на школу гитары ходит не только "детский сад", но и остальные стали ходить, потому что им стало интересно, и фактически это мероприятие — среды, которые были сделаны для молодежи, стали переходить уже в клубные дни, сейчас уже как-то смешалось: среда и четверг. Одного четверга недостаточно, все стали приходить и по средам, потому что там можно встретить, пообщаться не только в четверг. Мы делаем концерт приезжих авторов, мне кажется, что в отличие от вас, т.к. к вам очень далеко ехать, мы делаем больше концертов приезжих авторов, чем вы, в год этих концертов от 15 до 20. Я считаю, сезон с октября по май. Потому что лето практически выпадает, летом тоже свои фестивали устраиваем. Делаем столько концертов приезжих авторов. Мы обычно приглашаем, договариваемся, приезжает, распространяем билеты. Билеты у нас обкома комсомола, печатаем сами, распространяем сами и обслуживаем Дворец Культуры, у нас такая договоренность: раздевалка, контроль — все это делаем сами. Ездим на фестивали. В среднем за год мы можем побывать в трех-четырех городах, поэтому фестивалей очень много и мы каждый год выбираем , куда бы нам съездить. У нас существует план: сколько человек куда мы посылаем. Существуют города, куда мы постоянно ездим: это Челябинск, на Ильменское озеро мы ездим уже пять лет: во-первых, это близко, потом большой толпой человек тридцать, сейчас, правда, другая система стала, они приглашают только десять человек, отмечают и размещают на турбазе, но мы в прошлом году ездили и поняли, что в комнате можно уместить не четыре человека, а двадцать, на улице хоть кофе пей. В этом году все настроены снова ехать, несмотря на такие запреты, конечно, организаторам фестиваля это не очень нравится, думаю, вы поймете что такое. Остальные, куда мы предпочитаем ездить — это Минск, раз в два года, этот фестиваль у нас очень уважают, мы там были уже три раза, я считаю это уже система, раз в два года фестиваль, ездим часто в Казань, на московский весенний слет посылаем два-три-четыре человека. И Калинин и какой-нибудь Подмосковный. Вот такая география, куда мы ездим, бывает какой-нибудь Приволжский город, сейчас послали на Восток на разведку, что там делается. Ну а когда ребята бывают в отпусках, они бывают на фестивалях, привозят много, у нас существуют такие связи. Наши внутренние фестивали. Раз в год мы обязательно проводим фестиваль песни, который проводится в два тура, сначала идет прослушивание, наше прослушивание отличается от прослушивания в других городах. Мы прослушиваем в течение двух-трех месяцев каждый четверг, когда начинается сезон октябрь месяц, каждый четверг у нас прослушивание. Это не то, что ты пришел, спел, подошло или не подошло нам, обязательно есть два-три человека или один человек, полностью с человеком разговаривает, рассказывает, разбирается, беседует с каждым человеком, и до того доходит, что многие приходят несколько раз на прослушивание, сначала придут через две недели, потом на прослушивании собирается людей до сорока, всем интересно узнать, что скажут, кто-то рядом сидит, говорит, остальные все сидят, слушают, принимают участие, вроде это как клубное мероприятие внутри себя, разговор с вновь пришедшим человеком. Средний возраст участников нашего последнего пятого фестиваля был двадцать один год, это говорит о том, что у нас основные члены клуба выступают на конкурсах, кто были победителями, они уже не выступают, а как члены жюри или в концертной программе, а в основном мы стараемся выявлять молодежь; этот конкурс мы проводим в декабре, он традиционный — два дня: первый день конкурс и концерт кого-нибудь из приезжих, второй день — большая концертная программа и наши лауреаты. Это наш фестиваль. Кроме того, мы проводим один выездной фестиваль, тоже традиционный, мы его проводим в мае. Мы выбрали этот месяц, более-менее уже тепло у нас на Урале и студенты не все разъехались. Поэтому был выбран май из этих соображений. Мы тоже провели, у нас было 10 таких выездных фестивалей, мы считаем 10 с начала основания, когда еще клуба не было, секция турклуба, они выезжали на определенное место и делали фестиваль. Выездные фестивали чем отличаются: там нет ни жюри, просто сидит худсовет и все желающие к нему подходят, худсовет их слушает, своих не слушает, дома слушает, всех желающих, которые приезжают, прослушивают и выпускают на сцену. Ночной большой концерт, начиная с семи вечера, у нас уже темно, и кончая, пока народ сидит.

 

Во второй день своя программа, балаган. Приглашаем мы на эти фестивали, может быть это особенность нашего клуба, в основном людей из области, стараемся внутри себя, во-первых, это удобней ездить, сами понимаете, и стараемся развивать движение самодеятельной песни у себя в области, и получается, что на фестиваль хотят какую-нибудь знаменитость, обязательно московскую или ленинградскую, но мы говорим, что у нас ребята вот Нижний Тагил, Каменск, Уральск, тут у нас ........... появилось, все ребята ....... Мы стараемся заманить одного, много нам не надо, не по карману, но одну какую-то знаменитость. Все очень рады посмотреть, потрогать, послушать. На последнем нашем конкурсе был Борис Вахнюк, он просто украсил фестиваль своим присутствием, своими разговорами, концерт давал. И на выездные фестивали кого-нибудь приглашаем или Челябинск или еще кого-нибудь. А созывать большое количество знаменитостей, известных бардов, мы не устраиваем, мы стараемся внутри себя. Я бы еще сказала, что работа с другими городами тоже большая, потому что желание слушать и петь у всех очень большое. Пример Нижнего Тагила, сначала они были как наш филиал, а сейчас самостоятельный клуб, со своими инстанциями, со своим положением, сейчас они уже приглашают к себе авторов, созывают большое количество зала, у них авторов и исполнителей стало больше, чем у нас. У нас они стали растекаться, там возраст и т.д., молодежь еще не подросла, а Тагил уже набрал силу, это наш филиал. Мы помогли им организоваться, я считаю это одно из достижений, потому что помочь другим городам, пленок одних только сколько отсылаем целыми кипами, документы, пленки. Так мы работаем с городами. Близко и хорошо, мы к ним, они к нам. Делаем мы еще обменные концерты, большие концерты. Кроме того мы делаем концерты клуба, обязательно один концерт в год идет в фонд мира, это у нас традиционно, независимо, что это у нас по содержанию. Например, в том году моя сестра дала концерт в фонд мира два отделения русского романса. Все прошло при полном зале, на очень таком хорошем уровне, концерт шел в фонд мира, не смотря ни на что, хотя она представитель клуба самодеятельной песни, у нас в клубе разные увлечения, и мы стараемся, чтобы у нас в клубе и это появлялось. Кроме того, даем всегда девятого мая концерт, причем ко дню Победы готовится в течение года программа, все подготавливают какие-то новые песни, не обязательно про войну, мы делаем программу. И концерт ко дню рождения клуба. Вот основные концерты. Остальные концерты идут на площадках. Сами знаете эти различные выезды по области, по городу, школы, вообще, где можно мы выступаем. Это конечно учитываем, записываем, кто, где выступил, учитываем все в горкоме, причем у нас в горкоме, я очень удивилась, просят работать с подростками, с подростковыми клубами, у одних людей не выходит, у других выходит, и до сих пор наши ребята работают там, помогают им, сами понимаете, что в самодеятельную песню подростков трудно заманить, это очень тяжело. Наша зрительская аудитория: в среднем, когда приезжает какой-нибудь бард, мы собираем три-четыре зала по 700 человек, вот наша аудитория, и на свои концерты полные такие залы. Авторских сборников таких больших мы не выпускали, делали буклетики, я принесла, я раздам, я сейчас покажу и расскажу, как это делается. Это хорошо сделали, но это не мы сделали: 50 с чем-то песен и вот такое оформление. Это совершенно случайно вышло. У клуба туристов, есть очень сильный областной клуб туристов, у них должен быть юбилей, им что-то надо было сделать, так как в клубе туристов сидят тоже наши люди, они говорят: "Давайте сделаем буклеты" и вечер, и за вечер попросили товарища все написать, тут встречаются ошибки, он, конечно, все написал, я думаю, что можно все простить за такое количество в такой короткий срок. Он написал. А на следующий день уже показали, без сверки, без всего в обложечке уже все готовенькое. Судя по тиражу, здесь три тысячи. Песни эти были собраны с уральским уклоном, как вы поняли, тут малахит и уральские авторы должны здесь быть. Это все включено и те песни, которые любят и поют у нас в городе, самая главная задача — это была выцыганить у них это большое количество, и нам удалось где-то тысячу у них выманить, причем мы все сами разложили, поэтому они нам эту тысячу и отдали. А когда мы сами пытаемся такие сборники делать, у нас пока это не выходит. Я не знаю, как у них это удалось, в два дня удалось все провернуть, потому что надоело......................., а теперь все ходят со сборниками. А так пробовали, очень тяжело. В основном делается это на заводах, сами понимаете, печатные, в машину пропускают, авторские какие-то сборники, а такого серьезного печатного мы еще не издали, зато сейчас 50 песен, не 10 в буклетике.

 

Связь с газетами. Я просто предвижу ваши вопросы, отвечаю. Специальных своих корреспондентов у нас нет. На большие мероприятия мы даем маленькие информации, звоним, говорим, такая маленькая информация, то-то прошло, столько-то людей участвовало, приходите тогда-то тогда-то. Примерно так. Это делается в городской вечерней газете "Вечерний Свердловск" и раза четыре в год, хотелось бы чаще, пишется о мероприятиях клуба, или каких-то концертах, это пишется. Кроме того, у нас три года существует передача на областном радио, называется "Сверим наши песни". Начинается с песни В. Ланцберга и передача о клубе самодеятельной песни Два года она рассказывала о клубе, о самодеятельных авторах.

 

С.Р.:

Кстати, пока вы собираетесь с мыслями, я говорил о книге "Издательство "Молодая гвардия" 80-й год, называется "Воспитание увлечением", статья Сухорадо называется "воспитание гармоничной высоконравственной личности — задача комсомола" на седьмой странице — "значительна воспитательная деятельность Тбилисского клуба "Амирани", московского и свердловского клубов самодеятельной песни, куйбышевского молодежного клуба.

 

Т.Б.:

Я хочу сказать, что он у нас не появлялся, может по телефону позвонил в горком, но это мимо нас, и разговора не было в клубе по этому поводу.

 

С.Р.:

Каким-то способом.

 

Т.Б.:

Каким-то способом. Я считаю, что им кажется каким-то центром, глубинка Урала, может, потом вы попадете.

 

С.Р.:

У меня такой вопрос: у вас есть положение и есть устав, если можно поговорить о положении и уставе, какие вещи вы отнесли в положение, какие в устав, как вы их разграничиваете, потому что и у нас составляется устав, который несет все нагрузки из положения, т.е. где, что, при ком, все вопросы финансов, как вы разделили, что вы внесли в устав, что в положение, по какому признаку.

 

Т.Б.:

Положение, во-первых, при...............состоит................................

................................................................................................

................................................................................................

положение небольшое, я к сожалению не взяла.............................

 

С.Р.:

Можно кратенько.

 

Т.Б.:

Раздел идет как........, клуб — такая-то такая-то организация, преследует такие-то такие-то цели, такие-то такие-то задачи, то-то должна делать, при горкоме комсомола, горком утверждает положение, в положении четырнадцать....................................... Я сама в это положение давно не смотрела, оно было с самого начала.

 

Б.Л.:

Участники в среднем 21 год, а кто это, в основном студенты?

 

Т.Б.:

Это участники фестивалей и члены клуба. Члены клуба — это в основном люди, кончившие институт, студентов у нас на одну треть, но зато, когда мы молодежь привлекаем, их больше половины.

 

Б.Л.:

Участники фестиваля в основном?

 

Т.Б.:

Да, мы привлекаем в основном молодежь среди студентов, чем среди наших филиалов. Филиалы ведут какую-то определенную работу у себя в вузе, поэтому привлекают к нам. Когда студенты кончают, кто остается, тот закрепляется у нас в клубе, кто уезжает, в других городах работает.

 

С.Р.:

Продолжим насчет устава. Вы внесли туда какие-нибудь, скажем, вопросы членства, или какие-то нравственные вопросы.

 

Т.Б.:

В основном нравственные.

 

С.Р.:

Например.

 

Т.Б.:

Вопросы членства у нас идут в уставе.

 

С.Р.:

В положении?

 

Т.Б.:

Да, в уставе.

 

С.Р.:

Нет, я про устав.

 

Т.Б.:

В уставе идут цели, задачи, организационное строение.

 

С.Р.:

В положении или в уставе?

 

Т.Б.:

В уставе, точно.

 

С.Р.:

А чем эти цели задачи отличаются от тех целей и задач в положении или они как-то дублируются?

 

Т.Б.:

Они вообще-то дублируются. В уставе более широко представлены.

 

С.Р.:

Т.е. два документа, один для других, а другой для первого?

 

Т.Б.:

Более широко. У нас была намечена переработка, потому что он был принят в самом начале пять лет назад. Так мы примерно знаем, где, что, как, а основательной проработки, это же надо делать новое.

 

А.Ц.:

Как вы считаете, что объединяет вас в клубе больше всего? Вот, например, вы собираетесь в клубе каждую неделю, достаточно ли для того, чтобы клуб был достаточно стабильным.

 

Т.Б.:

Главное, что объединяет людей — это любовь к песне. Были разговоры, я хочу сказать, у нас есть от 15 до 50 лет люди, не то. Что в среднем около 25, у нас такой большой перепад в возрасте, самое интересное, что хорошо уживаются друг с другом, есть с детьми приходят, с внуками, даже я уже хвастаюсь, у нас есть одна бабушка, она постоянно ходит в клуб, поет, уже на сцене не поет, но все равно увлекается, ходит в клуб, ее уже хорошо знают. Как объединить людей разных возрастов — это довольно-таки большая проблема, часто у нас встречаются такие вопросы и в последнее время, кроме различных летних фестивалей, по городам мы уезжаем на озера, еще куда-то, существуют зимние выезды специально для клубов КСП. Туристы составляют какой-то маршрут и кспшников ведут, чтобы сплотить наш коллектив, именно разновозрастный, потому что молодежь там уже нечего сплачивать, а здесь существуют какие-то другие взаимоотношения. Какого-то особого деления нет: молодые, старые, но существуют какие-то приверженности одного течения, это все равно у нас существует. Но в основном у нас довольно-таки дружно выходит. Я считаю, что нас объединяет работа, те же самые концерты организовать в среду и четвергов недостаточно, потому что все концерты мы делаем в субботу и воскресенье. И два выходных в течение месяца отданы клубу, поэтому мы там встречаемся и общаемся.

 

Б.Л.:

Сколько человек в клубе?

 

Т.Б.:

Мы в этом году пытались ввести членство в клубе, такое основательное, 30 человек точно членов клуба плюс кандидатов 20 человек, конечно, это примерно около 20 человек.

 

Б.Л.:

Филиалы входят в ваш клуб?

 

Т.Б.:

Филиалы? Другие иногородние? А... входят, считается два-три члена, остальные идут как кандидаты.

 

Б.Л.:

У вас есть непоющие в клубе?

 

Т.Б.:

Непоющих у нас примерно треть.

 

Б.Л.:

Что они делают?

 

Т.Б.:

Занимаются другой работой: организация концертов очень много значит, билеты, продажа, встреча, т.е. организация. Непоющие люди — фонотетчики, текстотека, сектор печати, оформители, фотографы. Поют у нас почти все, на сцену не выходят, а для себя. А чтобы совсем не пели, какое тогда отношение к самодеятельной песне?

 

Б.Л.:

Все правильно. Я спрашивал про тех, кто выступает.

 

Т.Б.:

Да, у нас существуют разногласие некоторые, одни считают, что они артисты, а другие — не артисты. Поэтому мы стараемся привлечь артистов, чтобы они участвовали в нашем общем деле хоть маленько. Потому что они говорят, зачем это мне, я вот пою, а мы наоборот стараемся привлечь их. А непоющим что остается делать, вот они и ходят по средам, слушают и постоянно поют. Кстати, в том году у вас был Валерий Чудиновских, он как раз из тех непоющих, он три года вообще голоса не подавал, мы понятия не имели, он все занимался фонотекой, фонотекой и вдруг вышел, стал на фестивали ездить, вот у вас лауреатом стал, он как раз из непоющих вышел, причем, всем на удивленье, сейчас говорит, не будет заниматься фонотекой.

 

Б.Л.:

У вас ситуация в клубе такая, что если человек поет, то он больше ничего не делает. Да, правильно? Т.е. его можно попросить, но обязать его нельзя.

 

Т.Б.:

Потому что он считает, да и мы, время тратить на различных площадках, чтобы выступать — это нужно работать, поэтому его не надо перегружать. А если он выступает на площадках, он затрачивает больше времени, несколько вечеров. Мы стараемся это как-то сгладить, а то будет у нас выступающие и не выступающие, дело-то общее.

 

Б.Л.:

Поэтому и спрашиваю.

 

Т.Б.:

Есть у нас маленечко такое. Особенно молодежь — когда приходит, они и соображают: что я получу, что я буду за это иметь. Молодежь бывает легче к этому привлечь, что-то сделать, а когда они уже известные, уже хуже.

 

Быков:

По-моему сейчас время задать важный щепетильный вопрос — материальное состояние вашего клуба. И как вы из этих трудностей выходите? Это, по-моему, самый жестокий вопрос для всех общественных организаций.

 

Т.Б.:

Нет, я не считаю, если в клубе есть хорошие отношения, дружба, любовь к песне, то ничего больше не надо. Как я уже сказала, мы работаем согласно положению о привлеченных средствах, и билеты горкома и деньги перечисляются в горком комсомола.

 

Вопрос:

Вот вы говорите у вас одно помещение, вы не пытались это дело расширить?

 

Т.Б.:

Нет, нам пока достаточно одного помещения.

 

Вопрос:

А как вы говорили, что фонотека находится по домам, нет возможности хранить?

 

Т.Б.:

Чтобы хранить фонотеку, нужно делать шкаф, мы соображаем: надо делать шкаф, приносить его, помещение нам достаточно, просто мы не организовались сделать в той же комнате.

 

Вопрос:

А если ваш фонотетчик по каким-то обстоятельствам уходит в другой город, или ваш КСП через год разваливается, как его создавать снова?

 

Т.Б.:

Фонотека клубная, пленки тоже клубные, купленные на клубные деньги.

 

Вопрос:

Все-таки насчет четверга: прослушивание, творческие мастерские, к концертам вы готовитесь — все в одном помещении это?

 

Т.Б.:

Почему? У нас есть закуток, лесенка такая, где просто поют и большая комната, там поют одни, потом другие, потом идут на прослушивание. Творческая мастерская — это на малый зал.

 

Вопрос:

А школа игры на гитаре?

 

Т.Б.:

Здесь же по средам в этой комнате.

 

Б.Л.:

Ваша комната постоянно?

 

Т.Б.:

Нет, не постоянно, среду и четверг, там кройка и шитье. Очень удобно, стоит швейная машина и огромный стол, длинный, за которым мы потом все умещаемся.

 

Б.Л.:

Поэтому вы ничего не можете, фонотеку?

 

Т.Б.:

Да, да, да. Мало ли что убудет, даже из нашего сейфа портрет Высоцкого исчез. Я до сих пор не знаю, галерея бардов висит.

 

Н.Ф.:

Там очень надежно фонотека хранится.

 

Т.Б.:

Наташа знает, у какого человека, если бы мы не доверяли ему, он говорит, через год распадемся, просто такой человек, который так предан этому движению.

 

Голос:

Знаете, бывает всякое.

 

Т.Б.:

Правильно, надо на все случаи жизни предусмотреть. Я хочу сказать о библиотеке: сначала у одной девочки была библиотека на дому, она ушла, все передала, другая там навела порядок. Случай передачи был, думаю, что с фонотекой если случится так...

 

Б.Л.:

Вы собираете взносы с членов клуба?

 

Т.Б.:

Нет.

 

С.Р.:

Вообще никаких поборов?

 

Т.Б.:

Вообще никаких, мы только собираем на чай, называется собрание, где мы пьем чай, с бардами или сами.

 

А.Б.:

Они живут за счет комсомола.

 

С.Р.:

Жить за счет комсомола? Вы можете привести пример, что значит жить за счет комсомола, ваш вклад, Таня? Можно привести просто те цифры.

 

Т.Б.:

У меня есть смета, может всем будет интересно. Мы составляем план на год, вместе мы планируем уже наши доходы, доходы мы можем планировать исходя из нашего зала, конечно, не все 100%, а какой-то определенный процент, мы пишем наши доходы. Смета. Первый пункт: концерт авторов и исполнителей самодеятельной песни, сначала идут концерты актива клуба — платные — четыре концерта в год. Концерты других городов, перечисляется: кто приезжает, ансамбль "Скай" дорога туда-обратно, суточные, квартирные и всего доходы от этих концертов и суммируются, сколько мы даем комсомолу от этих концертов, в среднем 7 тысяч в год, и 50% идет естественно. Дальше идут расходы: участие в конкурсах, фестивалях, что мы расходуем; в какой город уехали, тут четыре города, семинары, потому что посылаем на учебу. Дальше пункт приобретения билетов и информационных листов, пригласительные билеты мы печатаем. Проведение слетов, тоже определенная сумма есть, сувениры, багаж тоже идет из этих средств. Дальше — магнитофон из этих средств, подводим, делаем общую сумму, чтобы три с половиной тысячи было наших, а половина идет согласно положению о привлеченных средствах в горком.

 

Вопрос:

Вы платите за аренду помещения?

 

Т.Б.:

Нет. Зачем? Мы при дворце культуры. Дворец культуры работников торговли, довольно бедная организация в смысле профсоюза.

 

А.П.:

И эта бедная организация не берет с вас ни копейки?

 

Т.Б.:

Нет, у нас, кроме того, своя смета с ними. Конечно, мы работаем с дворцом культуры, частично мы на горком, на одну четвертую на дворец культуры, потому что мы на них билеты делаем. Сами понимаете, кто это будет нам давать три зала в месяц совершенно бесплатно, поэтому у нас договоренность с директором дворца культуры, он нам помогает, приобретает какие-то материалы, еще что-то, с аппаратурой, так что мы взаимно.

 

Н.Ф.:

Практически оплата все-таки идет?

 

Т.Б.:

Идет. Практически через комсомол, но дворец культуры мы стараемся не обижать, нас принимают хорошо.

 

А.П.:

Остаток в год у вас получается?

 

Т.Б.:

За год мы не подводим финансовые итоги, и даже если мы перекрываем расходы по привлеченным средствам, то нам это прощается.

 

А.П.:

Т.е. по принципу: даешь меньше, берешь больше.

 

Т.Б.:

Мы это не специально делаем, потому что невозможно... раз на раз не приходится, мы для себя ведем такие отчеты, а на нас в горкоме не ведут, чтобы ты точно заработал двести рублей, двести рублей и получил, такого нет.

 

Б.Л.:

Вам нужны наличные деньги?

 

Т.Б.:

Наличные нужны.

 

Б.Л.:

Откуда вы их берете? У вас же нет взносов, средства, которые идут с билетов, безналичные, остаются в банке, а наличными уже оттуда не получишь.

 

А.П.:

А как вы пленки приобретаете?

 

Т.Б.:

Пленки через дворец культуры, т.к. это дворец культуры торговли, у них денег мало, но есть возможность что-то взять, с пленками у нас нет проблемы. Наличные деньги — это такси, подарки, а вообще наличных денег нам не так уж много требуется.

 

Б.Л.:

За счет того, что ДК торговли?

 

Т.Б.:

Да, они нам подарки помогают приобретать.

 

С.Р.:

Смета фестивалей, слетов, они идут полностью по статье о привлеченных средствах или еще есть какие-то источники.

 

Т.Б.:

Мы раньше вообще обходили сметы на слетах, договаривались, вот если нужна машина, все за счет ребят, за счет концертов, и только в этом году мы написали смету, что нам нужны такие-то такие-то расходы.

 

С.Р.:

Это как обошлось в виде дотации либо это хозрасчет?

 

Т.Б.:

Мы делаем значки, заказываем, за счет этого окупаемся.

 

С.Р.:

А значки, цены на эти значки, буклеты вы где-нибудь утверждаете?

 

Т.Б.:

Ну, вот эти буклеты почем купили, по той цене и продали. А значки, допустим. Последний раз единственный, это, конечно, законный способ заиметь наличные деньги, один бард сделал 300 значков, мы их продали по 20 копеек за штуку, могли бы за большую цену, но нам совесть не позволяет. Мы, конечно, не можем зарабатывать деньги таким способом, это нужно делать официально через различные письма, значки, заказанные в различных организациях.

 

Б.Л.:

Учтите, что не судят только до 50 рублей.

 

Т.Б.:

Я знаю, просто все было в лесу.

 

Б.Л.:

А машины туда ходят?

 

Т.Б.:

В том то и дело, что единственная машина, которая завела двигатель, и та застряла.

 

С.Р.:

Концерты на площадках вы не используете для пополнения своего бюджета?

 

Т.Б.:

Нет, не используем, все бесплатно, даже если бы нам предложили идти в общежитие, говорят, мы вам оплатим. Мы считаем, что мы самодеятельность еще не такого уровня, чтобы нам платили, подарки — пожалуйста — дарите.

 

А.Б.:

Оригинально.

 

Т.Б.:

Некоторые же дарят подарки, всякие сувениры. Магнитофонов нам не дарили, в принципе можно попросить пару магнитофончиков... Как мы выступаем, я не знаю, как вы выступаете, у нас одна комната, походят, походят, заглядывают и говорят: "Выступить надо", это обязательно в среду или в четверг кто-то заходит. И мы специально все записываем и фиксируем, туда-сюда надо выступить, и мы не сразу говорим: "Да, мы к вам прибежим", можете себе представить, куда это в течение недели можно сходить. Мы выбираем примерно, где есть наши ребята, это заявки на концерты, куда мы сходим, куда перенесем, примерно так. Еще идут заявки через горком комсомола. Они в том году хотели нам так сделать: давайте все заявки только через нас. Мы не захотели, комсомол — это такая сложная система пока они в горком позвонят, те там забыли, а людям надо так: в течение месяца провести в общежитии какой-то вечер или еще что-то. Ну, знаете, как это на площадках выступать, поэтому в основном все ведется через клуб. А еще лучше, когда собираются все авторы и исполнители, возникает личный контакт, вот тот тот там-то живет, давайте сговаривайтесь, вот он уже туда едет, контракт подписывается. Еще ребята у себя на предприятиях это делают, есть группа, которая делает вечер по Высоцкому с портретами, со слайдами, с записями, их четыре человека, такая группа со стихами. Все последнее время приходят только эту группу слушают. Мы говорим, у нас еще есть ребята, нет, во всем городе говорят только о них.

 

Конечно, мы ведем учет, кто где выступил, они сами приходят, записывают, пишут бумажки, потом я их собираю, сортирую.

 

С.Р.:

Где вы считаете самая трудная аудитория для вашего клуба, где самая благодатная?

 

Т.Б.:

Самая трудная — это рабочее общежитие. Как только касается рабочего общежития — не хотят идти, очень тяжело. Рабочие металлургических предприятий, потому что там тяжелый контингент, тяжело выступать, многие не понимают. Я не говорю, что там все молодые рабочие сидят, в среднем там образование ниже восьми классов, в основном общежития разновозрастные: там и дети есть и за пятьдесят лет, они все приходят, у них там культурная программа, развлекают. Я сама знаю, хожу с ребятами, когда мы выступаем. И ребята уже приспособились, они стараются как можно меньше этих серьезных песен толкать. Один так: "Ага, рабочее общежитие, дай-ка я им буду все шуточные гнать". И если за ним не досмотришь — простите — это уже не качество. Работает на эту публику. А мы говорим, что не надо так работать, если даже тебя плохо слушают, ты старайся, нельзя же гнать сплошную шуточную песню. Я один раз поразилась, он был один, и весь вечер гнал шуточные песни, я даже не знала, что он такое количество их знает, а они сидят рады. Конечно, лучше всего — это студенческие аудитории, НИИ. Мы когда определяем, кому куда идти, конечно, смотрим, что это за аудитория, допустим УНЦ — Уральский научный центр, институт экономики, пришли оттуда, попросили выступить, вот мы думаем, кого туда послать, зеленую молодежь не посылаем, посылаем кого-нибудь из авторов. Он после этого приходит, говорит, да, хорошо принимают. Там у них были дискуссии и в зависимости от того, куда идти, мы определяем характер. А так как мы при торговле, мы часто в магазины ходим. Нет, я не хочу сказать...

 

С.Р.:

И много дают?

 

Т.Б.:

Почему-то все говорят: "Давайте в продуктовый". Да ничего не дают, просто опять в перерывах у них трудно выступать, сами понимаете — женский состав, в основном обеденный перерыв, т.к. вечером никто не остается и быстро-быстро им поёшь, они остаются довольны. Но почему-то ничего не предлагают, как наши говорят, это так все в шутку, ходим везде.

 

А.Б.:

Вы говорили, что материальный не очень вопрос...

 

Т.Б.:

Я думаю зависит от того, как кто устроился. Т.е. из каждого такого положения можно извлекать выгоду.

 

А.Б.:

Ясно.

 

Т.Б.:

....У нас есть КСПшники, которые грузчиками подрабатывают....

 

Б.Л.:

Ставок у вас нет?

 

Т.Б.:

Нет. Ни при горкоме, ни при дворце. Я думаю, что надо выбивать в горкоме.

 

Б.Л.:

Конечно, у вас 7 тысяч привлеченных средств, можно организовать ставку.

 

Вопрос:

Как у вас с аппаратурой?

 

Т.Б.:

У нас есть горкомовский магнитофон, он наш личный. Он считается горкомовским, но нам как его дали три года назад, так он у нас и находится. Есть клубная гитара, аппаратурой дворцовской пользуемся, есть еще один магнитофон, денег нет общественный кассетник купить, а так все есть.

 

Вопрос:

Вы не ставили задачу приобретения своего.

 

Т.Б.:

Слишком дорого.

 

Н.Ф.:

Аппаратура у них в ДК есть, нет необходимости.

 

Т.Б.:

Да, мы сначала поставили ему такое условие, он посчитал, посчитал — это вышло много тысяч, если мы будем работать на эти тысячи, то мы будем несколько лет работать только на эту аппаратуру. Она же дорогая. Билеты у нас по 70 копеек, дороже мы не делаем, поэтому на этих копейках заработать несколько тысяч тяжело.

 

С.Р.:

В свою смету они не могут занести, вот даже инструментальный ВИА при любом доме культуры никогда не отрабатывает.

 

Т.Б.:

Правильно, им никогда и не отработать их аппаратуру. Вопрос об аппаратуре, чтобы она у нас была только наша, уже стоял, но нам сказали "Мол, подождите", вопрос поднимался. Каждому хочется иметь свое и хорошее.

 

С.Р.:

Вы говорите, что у вас встает вопрос о членстве. Какой основополагающий принцип вы кладете в основу членства? Что самое важное по-вашему?

 

Т.Б.:

Самый большой критерий — работа в клубе. Есть на каждого человека в нашем клубе — преданность общему делу. Пять лет мы жили без членства, потом пришли к выводу, что это как-то расхолаживает, членство дает свои права и обязанности. Когда права, все хорошо относятся, когда есть разделение, люди все идут на одинаковых условиях: члены и не члены клуба. В этом году мы решили оформить членство, пока это еще в обсуждении, различные членские билеты, значки, как принимать, весь церемониал. Мы написали, кто у нас достойный член клуба, будут еще обсуждать.

 

С.Р.:

Вы не боитесь, что возникнут какие-то конфликты при выяснении грани между членами и не членами, тем, кто тянет, и кто не тянет.

 

Т.Б.:

Это мы уже сделали, составили список, но не обнародовали, все мгновенно просочилось, только некоторые говорят: "Хочу быть членом", мы говорим, у тебя определенный будет срок, проявишь, тогда будешь членом. Т.е. таких резких противоречий у нас не было. Хотя мы это не вводили еще, но думаю, сильно не будет. Мы обсуждали уже направление клуба, при обсуждении у нас были. Потому что у нас считали, если человек ходит в течение пяти лет, у нас есть такие, все пишут, пишут на пленку, все для себя, для себя, а заставить его трудно, а из клуба его палкой не выгонишь. Очень много таких вопросов возникало, он же спит и видит этот КСП, а делать ничего не хочет, только делать для себя. Не очень же много таких, мы стараемся найти к этому человеку подход, чтобы тоже извлечь выгоду. Если пишет, пишет, мы ему такие нагрузочки стали давать, переписывать, он как миленький работает, индивидуальный подход нужен. Обычная политика кнута и пряника.

 

С.Р.:

Но все-таки вы его считаете членом клуба или нет?

 

Т.Б.:

Да, все-таки народ постановил на правлении, там были "за" и "против" относительно конкретного этого человека, зато он счастлив, что все так идет хорошо, работает, как-то подтолкнуло хоть к работе, а то невозможно было заставить, пять лет при нас.

 

Н.Ф.:

Непроизвольная выработка активной позиции, да?

 

С.Р.:

Не совсем активной.

 

Т.Б.:

Не совсем активной. Мы их приобщаем.

 

С.Р.:

Это уже из области формальных отношений. Вот у вас есть правление клуба, число президентов, художественный совет, в общем-то правление состоит из так называемых специалистов, а как они делят организационные вопросы? В общем-то, главный фонотекарь не всегда присутствует...

 

Т.Б.:

У них существуют свои группы, внутри себя организовывает как подгруппы из нескольких человек: один тем занимается, другой этим, как-то координируется. Тот же худсовет, у них определенный круг людей, который помогает составлять программы, где-то там советуются, кого выбрать из молодых, что подсказать.

 

С.Р.:

А сколько человек у вас в аппарате управления?

 

Т.Б.:

Одиннадцать.

 

С.Р.:

Одиннадцать, это как, довольно подъемный коллектив, не перегруженный количественно?

 

Т.Б.:

Нет. Вот вы понимаете, все люди работающие, мы вот собираемся раз в месяц на правление, если серьезные мероприятия, тогда чаще. Я не говорю, что одиннадцать человек всегда бывает, что стопроцентная явка, но десять человек всегда бывает, это вполне достаточно для обсуждения. Кроме того мы делаем, конечно, расширенные правления, если идет фестиваль, нужно много голов, что-то распределить, где, что — пишешь план, то уже 20-25 человек участвуют в обсуждении. Более-менее вопросы внутренние: кого послать, утверждение сметы — решаем на правлении.

 

Б.Л.:

Из одиннадцати человек три сопредседателя, а остальные восемь — это основные направления клуба? Какие направления у работы клуба?

 

Т.Б.:

Во-первых три сопредседателя идут, председатель худсовета, ответственный за техническую группу, библиотека и текстотека, ответственный за совет представителей, ответственный за организацию концертов, фото, финансы и фонотека.

 

Т.Е.:

Это уже было.

 

Т.Б.:

Нет это была техническая группа, которая отвечает за всю аппаратуру.

 

Б.Л.:

А как финансиста понять, финансист без финансов?

 

Т.Б.:

О нет, финансист у нас один из главных людей.

 

Б.Л.:

У вас же нет наличных денег.

 

Т.Б.:

Составляет смету, собирает денежку, она же оформляет нам все командировки, чтобы сами мы не бегали, просто человек, который постоянно держит связь с бухгалтером горкома.

 

Л.Б.:

Это интересно для нее?

 

Т.Б.:

Интересно, если человек уже четыре года этим занимается, хоть особого восторга это у нее не вызывает, сама поет.

 

Б.Л.:

Четыре раза в год по поводу командировок, цветы на праздник, дальше что?

 

Т.Б.:

Сборы на фестивали, мы собираемся ехать в соседний город на фестиваль за свой счет. Этот человек у нас из туристов, она расписывает: где, что, как купить — типа завхоза на все время наших поездок.

 

Б.Л.:

Короче говоря, это не финансист — это администратор клуба.

 

Голос:

У нас так принято собирать деньги на всякие чайники.

 

Б.Л.:

Ну, я и говорю, что администратор клуба, а то финансист...

 

С.Р.:

У меня вопрос по избранию совета, процедуре избрания правления. Выбирается ли это каким-то общим форумом, либо это делается один раз, а потом в рабочем порядке. Т.е. соблюдается ли в полной мере принцип демократического централизма?

 

Т.Б.:

Не соблюдается, скажу вам откровенно.

 

С.Р.:

А как бы вам хотелось, соблюдать, или не соблюдать?

 

Г.:

А у них что, бывают такие случаи?

 

Б.Л.:

Я у них спрашивал, "бывали ли у вас случаи?" они говорят — "нет".

 

С.М.:

А как правильно?

 

Б.Л.:

Конечно, не харьковский вариант. Что такое, клуб по интересам, а он начальник, хлоп по столу кулаком...

 

Н.Ф.:

Президентом тоже быть трудно, он, в общем-то, имеет власть...

 

Т.Б.:

У нас поэтому так и выходит, сначала трое посовещаются друг с дружкой, обсудят, недавно вместе работаем, каждый боится сказать, вот я такой-то, вот то-то то-то будет.

 

А.П.:

Мне кажется, голос президента надо давать за три голоса.

 

Т.Б.:

Нет, ну конечно прислушиваться. Не надо этого устраивать, понимаете, это выходит какое-то собрание, какая-то официальность.

 

Б.Л.:

В конечном итоге делать не одному президенту, если каждый раз будет действовать три лишних голоса. ................ Мы ведь все в клуб приходим потому что.....................................и административно ничего не держит: не понравилось — ушел. Будешь так давить, уйдут и не придут больше.

 

Вопрос:

Таня, есть какая-то группа оформления? В смысле красок.

 

Т.Б.:

Мы берем из ДК, конечно, кто откуда что принесет у нас. На общем на каком-то концерте, на общем сборе говорим: "Ребята, нужно то-то, то-то, а потом смотришь, кто что принес, если чего-то не хватает, тогда идем в ДК.

 

Б.Л.:

Вас уважают все официальные организации? Я имею в виду профсоюзные, городские, областные, исполкомовские отделы культуры и проч.

 

Т.Б.:

Мы пристроились, у меня сестра работает зав. Университетом марксизма-ленинизма, у нас на заводе филиал и она умудрилась постоянно ходить туда на концерты. Сначала свой круг, пошире, потом выпускники ВПШ и там уже самодеятельную песню хорошо знают в горкоме партии и горисполкоме, благодаря тому, что мы туда ходим давать концерты, стараемся знакомить с творчеством таким путем. Но в горкоме комсомола, я считаю, о нас хорошего мнения, по крайней мере, на отчетах, на мероприятиях хорошо упоминают, грамоты иногда дают и эти различные поездки агитпоезда ЦК комсомола и теплоходы тоже обращаются к КСП.

 

Н.Ф.:

Сколько у вас человек в агитзаплыве?

 

Т.Б.:

От города 24.

 

Вопрос:

А каких авторов больше всего любят петь в вашем клубе?

 

Т.Б.:

Насчет авторов у нас разделяются мнения, как это у нас называется "суханисты", "луферисты".

 

Б.Л.:

Это не "суханизм" называется, а "сушняк".

 

Т.Б.:У кого как.

 

Б.Л.:

В одном клубе "сушняк", в другом "раздолье".

 

Т.Б.:

В каждом клубе по-разному и не хочу сказать, что у нас какое-то общее увлечение кем-то. В основном больше всего поют, чтобы мы ни делали, Дольского. Так что у нас "раздолье". Причем Дольского поет молодежь. Все, кто только приходит в КСП. Различные пленки раннего Дольского, пленки, распространенные не через КСП, молодежь знает. А КСПшный репертуар, нового Дольского, еще что-то, они не знают. Молодежь приходит, поет Дольского. Если приезжает молодежь из Челябинска, из Челябинской области, они все поют "классику" КСП — есть у нас такая, ну это, естественно, — Берковский, Визбор отделяются. Другие направления есть — Городницкий, Визбор. Третьи — те, которые приехали из Москвы. Те поют Мирзаяна, Луферова, в общем в зависимости от того, откуда человек приехал, того он и пропагандирует. Один мой товарищ был из Харькова, два года он служил и был у нас в КСП. Безусловно, он наш КСП обогатил харьковскими авторами — Васильев, Дикштейн.

 

А людям же многим если хорошо представить этого автора, то, конечно, тот автор хорошо воспринимается. А один год после двух концертов Долиной, концерты были даны с промежутком в три-четыре месяца, у нас весь год женщины ничего больше не знали, кроме Долиной. А потом все это как-то забылось. Особенно конкурс 80го года... Что ни девочка — поет Долину. В этом году ни одна не пришла петь. Долину уже не пели, пели совсем другие песни. Просто все это проходит волнами и очень зависит от того, когда автор приезжает и как он себя преподал. Берковский приехал с ансамблем и все сразу после этого запели его.

 

Б.Л.:

Хотите сказать, одних сразу раскусишь, а других...

 

Т.Б.:

Да, а других не сразу. Вот, допустим, Луферов у нас три раза был. И некоторые его до сих пор даже слушать не хотят, а другие только на третий раз полюбили его. Своих авторов тоже поют, но очень, очень мало. В основном стараются где-то, что-то ухватить. Круппа еще поют. Ну, это в основном туристы поют.

 

Голос:

А как с Ланцбергом?

 

Т.Б.:

Ланцберг был у нас в 1978 году в последний раз, и часть его песен очень хорошо запомнилась. Хорошо Ланцберга поют, но я бы сказала мало.

 

Н.Ф.:

Насколько у вас пропагандируются свои авторы. Ведь у вас есть свои авторы?

 

Т.Б.:

Ну насчет этого я скажу, что у нас мало. Бьемся, бьемся, а они все что-то не сочиняют. Понимаете, нет талантов. И не идут они. Ну, есть, немного мы поем, но не известны на Союзе. На Союзе у нас авторы не получали мест.

 

Н.Ф.:

..................................................................................................

 

Т.Б.:

Из подполья вышел, три года он там был, сейчас снова стал петь.

Допустим тот же товарищ, который нам печатает значки, завпроизводством. Вот здесь много его песен (в буклете), очень хорошие песни. Он был турист и много лет, лет десять, наверное так, что-то мельком слышали, а последний год, когда мы со значками к нему обратились, как-то снова хорошо забегал, на конкурсы стал к нам приходить, творческие отчеты небольшие делать. Как он говорит: "Тряхнул стариной, вспомнил что-то. Очень интересно. Ну, конечно, отличаются песни, про туризм. Такое есть направление.

 

Вопрос:

А устав есть? Пожалуйста, основные задачи скажите. Он. Наверное, небольшой.

 

Т.Б.:

Да. Небольшой.

1. Оказание методической помощи авторам и исполнителям СП.

2. Повышение идейно-художественного уровня исполняемого репертуара

3. Выявление авторов и исполнителей самодеятельной песни

4. Пропаганда лучших образцов самодеятельного песенного творчества

 

Р.С.:

Социальный состав клуба, потому что здесь находятся представители в этом плане очень разные. И это тоже очень интересно.

 

Т.Б.:

Мы обычно стараемся почему-то про наш социальный состав не говорить. В горкоме от нас требуют процент рабочих.

 

Н.Ф.:

Даже требуют?

 

Т.Б.:

Спрашивают, я не так сказала. Просто когда мы говорим, что мы выступаем в рабочих общежитиях у нас спрашивают: "Сколько же у вас этих рабочих?" Конкретно от станка, металлургов, к нашему несчастью у нас таких людей нет. У нас есть, конечно, люди без специального образования, со школы, с кондитерской фабрики, еще как-то просто работают. А в процентном отношении — процентов 8. А остальные, конечно, с высшим образованием. Ну не считая студентов, конечно, третья часть у нас студенты, как напасть какая-то. Мы, как ни стараемся вытянуть рабочих, никак не выходит. А студенты, они ведь какая часть, поучатся, а потом уедут. Мы, конечно, рассчитываем, кто свердловчанин. Кто останется, кто уедет, но если он уедет в другой город и там организует КСП, это тоже учитывается. Ну не знаю, как у вас, а у нас как-то не выходит.

 

Р.С.:

А скажем школьники?

 

Т.Б.:

Есть школьники.

 

Р.С.:

Каким образом вы их затягиваете?

 

Т.Б.:

Мы в школах тоже выступаем. Горком нас просит выступать перед школьниками, в различных организациях, на "Орленке", на "Зарнице". Обычно на зимние каникулы проводят малые академии наук, детей собирают и нас туда же, просят выступать, потому что у нас есть ребята, которые могут кроме песен еще кое-что рассказать, вот они и совмещают песни и рассказы. Ну, а школьники в основном идут по родственной линии. Если затягиваются школьники, идут и их друзья. В школах мы выступаем, школ 10 за год, не больше. То есть сказать, что мы готовим со школы людей для самодеятельной песни нельзя.

 

Ну как мы с ДК хорошо срабатываемся: они делают, допустим, какие-то лекции по литературе, в библиотеках, предприятиях дворца культуры, а мы им музыкальное оформление. Для поддержания хороших отношений.

 

С.Р.:

Составляется ли когда-нибудь концертная программа заранее, где-нибудь она утверждается?

 

Т.Б.:

На наши большие концерты мы обязательно составляем программу, чтобы не было сумбура, кто за кем, обязательно кто и что поет, это у нас в худсовете обязательно. Мы никогда не утверждали программу. Нам почему-то всегда доверяли, доверяют. Даже программы приезжих бардов не требуют. Мы приходим в горком, говорим о приезде кого-либо, иногда требуют, а иногда нет, так доверяют. Видимо, так повелось.

 

С.Р.:

Собираетесь ли вы как-то в ближайшие годы, если вдруг что-то здорово изменится, кардинально менять структуру, формы работы?

 

Т.Б.:

Пока на ближайший год мы решили, что наша форма работы нас удовлетворяет, мы только будем их добивать. Допустим, если на фестиваль мы зовем не более 50 гостей в силу того, что мы считаем, что у нас не такая еще сильная организация, чтобы звать более ста гостей. Поэтому мы зовем, сколько можем по нашим расчетам. Ну и считаем, что если мы будем звать, то уже можно сделать более широкими ряды фестиваля. А структура, я считаю, еще в течение жизни может выявиться. Допустим, сред у нас не было и вдруг они вот так нечаянно выпали и показали, что это — хорошая форма работы.

 

С.Р.:

Внешние структуры? Ну, скажем, в плане доклада Мездрича.

 

Т.Б.:

Пока у нас не было такого вопроса.

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022