В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

13.10.2014
Материал относится к разделам:
  - Творческие коллективы АП (дуэты, трио, квартеты, ансамбли)
  - Персоналии (интервью, статьи об авторах, исполнителях, адептах АП)

Персоналии:
  - Казарцев Виталий Валерьевич
  - Степанов Олег Геннадьевич
Авторы: 
Риккер Наталья

Источник:
Риккер, Н. "Седьмая бригада": врачи, поющие от сердца / Н. Риккер. - URL: http://www.chelmusic.ru/articles/1751.php.
http://www.chelmusic.ru/articles/1751.php
 

Седьмая бригада: врачи, поющие от сердца


С ними всегда весело. Степанову и Казарцеву – вместе и по отдельности – неизменно рады в шумной компании. Они её украшают, развлекают и взбадривают. С ними спокойно пациентам, потому что докторам Степанову и Казарцеву доверяют. Их всегда ждут слушатели. А услышав, рукоплещут всей многотысячной поляной Ильменки. Они любимцы, баловни, которым легко удаётся быть солидными врачами с учёными степенями и профессиональными музыкантами. Слыть интеллектуалами, носить седые бороды, но при этом оставаться шутниками, вечными юношами, с задором поющими хулиганские песни.

 

Когда-то "Седьмая бригада" насчитывала почти тридцать артистов и представляла собой полноценный концертный коллектив. Он колесил по просторам Челябинской области, поддерживал трудовой дух студенческих бригад, работающих "на картошке". Они сами писали песни, с энтузиазмом ставили спектакли. Когда медицинский институт был уже за плечами, молодые врачи по-прежнему и с не меньшим жаром отдавались самодеятельному творчеству. Впрочем, самодеятельным его уже никто и не считал. "Седьмая бригада" уверенно освоила подмостки Ильменского и Грушинского фестивалей авторской песни. Лавры сценического успеха отнюдь не мешали наращивать и врачебную мощь. А в песнях с годами к шуточным репризам и музыкальной сатире добавилась философская серьёзность Визбора и Окуджавы, лирическая утончённость Вертинского, ностальгический романтизм Родыгина. Состав у ансамбля стал камерным: более 10 лет – в 90-е и двухтысячные "Седьмую бригаду" – знали, как дуэт самых стойких её участников Олега Степанова и Виталия Казарцева. В 2006-м, в год 25-летия коллектива к ним пришли два Владимира – контрабасист Владимир Риккер и баянист Владимир Степанов. К двум гитарам и задушевному пению в унисон добавились мелодические и ритмические краски.

 

На четвёртом десятке существования коллектива неуёмные Степанов-Казарцев, отметив свои пятидесятилетия, торжественно заявили: "Нам сто! Пусть это наше совместное "столетие" прозвучит грандиозным концертом в Зале челябинской филармонии". Назвали новую программу "Песни, важные для нас". Или "для вас". Это уж, кому как нравится.

 

В преддверии концерта корреспондент Chelmusic.ru встретился с Олегом и Виталием, чтобы узнать подробности грядущего музыкального празднества, выяснить, какие поэтические строчки для них программные, и вообще, легко ли совмещать столь разные жизненные амплуа.

 

— Вы врачи, достигшие профессиональных высот, но вы же представители богемы, музыканты, и тоже успешные. У вас никогда не было соблазна выбрать что-то одно?

 

Виталий Казарцев: О чём ты говоришь?! Разве кто-то говорил Леонардо Да Винчи "выбирай одно"? Сегодня ему нравилось заниматься механикой, завтра – живописью. Человеку очень мало дано времени, и если можешь заниматься десятью делами на хорошем уровне, не надо упускать возможность. Жизнь, как явление, совершенно бессмысленна. Родители не спрашивали нас, рожать или не рожать. Они родили и всё. И уйдём мы неизвестно в какой день. В отличие от животных, чья жизнь целесообразна, homo sapiens пытается наполнить её смыслом. В самом процессе наполнения существования смыслом и есть великая тайна. Чем больше мы имеем смыслов, чем больше мы наполняем, тем лучше получается. Вот мы наполнили медициной. Почему человек должен быть зашорен? Это скучно. Надо жить веселей. Как ты считаешь, Олег?

 

Олег Степанов: Ну да, кажется, выбери одно, и в одном можешь достигнуть большего успеха. Сконцентрироваться на чём-то, а не распыляться. А вопрос в том, распыляемся ли

мы? Мы живем и медициной, и песнями. Поём только те песни, которые прошли через наше сердце. Отдаём только то, что мы хотим отдать.

 

ВК: Это вариант свободы.

 

ОС: Мы делаем так, как нам нравится. И этого, в принципе, достаточно! А зачем ещё что-то? Деньги этим зарабатывать? Или тщеславие тешить? Юнг говорил: "Мир, в который мы приходим, груб и жесток, но в то же время он удивительно красив". В наших силах наделить его смыслом.

 

 

— А может, вы несёте "знамя" "Седьмой бригады", потому что есть чувство ностальгии, желание ещё и ещё проигрывать приятные моменты из юности?

 

ВК: Несомненно. У любого человека лучшие годы – это молодость.

 

ОС: Если взять "Седьмую бригаду" 20-летней, 30-тилетней давности и нынешнюю "Седьмую бригаду", они отличаются по звучанию. Мы взрослеем. Мы изменились. И то, что мы сейчас даём, больше соотносится с нами двумя или с нами четырьмя, нежели с теми...

 

ВК: Наш квартет – своего рода "монумент" прошлой "Седьмой бригаде", студенческой агитбригаде 80-х. Её нет уже давно, а мы оставили это имя.

 

ОС: У нас были попытки перейти на фамилии, убрать это название. Но потом мы поняли, что это пляски нашего эго.

 

ВК: Периодически ребята, которые остались живы и здоровы, могут к нам присоединяться. На Ильменском фестивале такое происходит. Лариска прилетит на концерт. (Актриса и певица, звезда телевизионного шоу "Yesterday Live" Лариса Брохман (Москва) – Н.Р.) Она же тоже с нами работала. Конечно, Жаров, великий и ужасный, который сейчас сайты закрывает, к нам не прилетит. Уж очень большого полёта птица. (Имеется в виду Заместитель Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Александр Жаров – Н. Р.). Хотя я бы с удовольствием с ним опять плечом к плечу на сцене что-нибудь эдакое изобразил. Несколько лет тому назад мы все собирались в Кукольном театре, тряхнули стариной.

 

ОС: Это было в 2001 году, когда мы отмечали 20-летие "Седьмой бригады". Мы вспомнили и сыграли миниатюры "Психушка", "На радио". А в отношении ностальгии, думаю, мы находимся на общей волне. Сейчас только ленивый не использует ностальгическую тему.

 

ВК: Бардовская песня – больше поэзия под гитару. Мы в этом плане не виртуозы. Мы даём то, что цепляет нас самих. Недаром мы даже концерт назвали "Песни, важные для нас".

 

 

— С доводом о поэзии под музыку можно было бы согласиться, но ведь вы решили, что вам нужны новые тембры – баян, контрабас. Это же амбиции в сторону музыки!

 

ВК: Ничего плохого нет в том, что Шарль Азнавур выступает в зале "Олимпия" с эстрадно-симфоническим оркестром. Ведь, что такое русский шансон? Это традиция городского романса, которую мы подхватили в 19-м веке от французов. Но потом наши пути идеологически разошлись. Во Франции. Жорж Брассенс, Серж Лама выходили с ансамблями и пели на больших сценах. А в СССР авторская песня была загнана на кухни.

 

ОС: Мы с Виталиком долго под одну гитару пели. Какие-то песни он аккомпанировал, какие-то песни – я. Потом мы вдруг решили играть вдвоём, и поняли, что дуэт звучит лучше. Хотя, я думаю, слушатель нас уважает за то, что у нас есть драйв. Баян и контрабас мы подсоединили не в угоду мелизмам, красивости. Мы хотели большей энергетики. И эти два Вовки, два Владимира, нашли своё место. Они наша опора.

 

— А кто вам аранжировки пишет?

 

ОС: Нет единого аранжировщика! На репетициях каждый из нас говорит о своём видении песни. Это длительный процесс. Каждая песня выкристаллизовывается в течении репетиций, концертов. Так у нас сделано около ста концертных номеров!

 

ВК: Импровизируем чуть ли не каждый раз. Во многом, потому что никогда не пишем партитур, и всё идёт, как говорят музыканты, "из-под волос". Разве что Вова Риккер, как большой профессионал, говорит: "Я лучше запишу, потом забудем". И он цифровки пишет.

 

ОС: У нас есть свой стандарт звучания. Многие говорят, что в записи на дисках мы звучим так же естественно, как и на сцене.

 

ВК: Наши пластинки "загуляли" в Москве, в Питере, в Германии, в Израиле, в Америке. Из Германии приехали люди и просят: "Запишите чего-нибудь новое, мы же вашу пластинку до дыр "испилили".

 

— Какая песня у вас сейчас программная?

 

ОС: Это песня "Обними меня скорей" Сергея Никитина на слова Игоря Доминича.

 

ВК: Никитин впервые исполнил её в 2013 году на концерте в московском клубе "Гнездо глухаря". И я увидел её на видео, написал Доминичу в Фейсбуке, что песня потрясающая. Доминич ответил, мы с ним переписывались. Я спросил у него: "Можно мы тоже её будем петь?" Он говорит: "Я-то не против, лишь бы Сергей Яковлевич разрешил". Сергей Яковлевич сказал: "Да ради Бога!" Он вообще не жадный в этом плане парень. А Игорь Доминич спустя месяц умер. И осталась эта песня, как последний привет.

 

ОС: Там каждая строчка важна.

 

Обними меня скорей – сколько нам осталось?

Тихо капает с небес мерное тик-так...

Жизнь прошла, как нам с тобой даже не мечталось.

Жалко только, что чуть-чуть, всё-таки не так...

 

На втором куплете Степанова подхватывает Казарцев. Сначала они читают, а под конец начинают петь.

 

ВК: Потрясающая песня! И как оказалось, прощальная.

 

ОС: Но она "в яму"-то не смотрит. И написана в мажоре. Мы думаем спеть песню Визбора "В Ялте ноябрь", которую мы давно уже не исполняли.

 

ВК: А тут "в тему" с Крымом-то! (Смеются). У нас – песни-раздумья, песни философские. Даже смешные – всё равно философские.

 

Например, песня . "Жизнь уходит. . Всё уносят годы..."?

 

ВК: Это исключительно дань традиции. "Седьмая бригада" всегда завершала ей свои выступления. А потом я случайно в интернете увидел, что она уже любимая песня каких-то стройотрядов, какого-то горного института... Ходит по народу, не знаю, что от неё осталось. Но в целом, песня глупенькая, написанная 17-летним пацаном.

 

Жизнь уходит, всё уносят годы,

Только это им не унести.

В сердце отложились все невзгоды,

Что встречались на моём пути...

 

Я написал её в медленном темпе, а наш товарищ Игорь Савельев сказал: "Надо её ускорить!" И я понял, что так и должно быть. И песня превратилась в "забойный рок-н-ролльчик".

 

 

— Девиз у концерта "Нам сто!" Вам хочется отметить свои дни рождения пышно, в обители академической музыки – Концертном зале им. Прокофьева?

 

ВК: Хотим, узнать, как говорил Митяев, "есть ли жизнь после пятидесяти?" Оказывается, есть!

 

— Атмосфера, аудитория в филармонии и на Ильменском фестивале всё-таки разные. Может ли быть разным коллектив?

 

ВК: Мы где только ни пели! На нефтяных вышках, в ДК, в драмтеатре, в кукольном, в оперном! И на гастроли ездили, и на корпоративах и в ресторанах играли.

 

ОС: Когда выступаем в ресторане, кто-нибудь под шафе обязательно вываливается к сцене : "А "Мурку" могёте?" Всё дело в том, что мы "могём" и "Мурку". Пожалуйста! Мы ничего не считаем зазорным. Когда мы выступаем в прайм-тайм на Ильменском фестивале, вся поляна "дышит" с нами. В филармонии тоже хотим создать своё пространство.

 

ВК: Искусство – ведь это не что иное, как попытка достижения гармонии. А способ достижения гармонии у нас такой – медицина и музыка!

 

 

Наталья Риккер, фото Олеси Силиной, Евгении Марковой, а также из архива Олега Степанова.


 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022