В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

30.06.2008
Материал относится к разделам:
  - АП как искусcтво
Авторы: 
Иванов Алексей

Источник:
конференция FidoNet (SU.KSP) 26.02.2004
 

"Размышления с гитарой в обнимку"

Часть 1

Введение и актуализация проблемы

 

Одним из самых интересных, на мой взгляд, вопросов в искусстве в данное время, является песенное творчество, буквально заполонившее окружающее информационное пространство. Поют везде и много — по радио, по телевидению, в церквях и на дискотеках, на кухнях и у костров, на войне и в мире. Поют разное — по разному и о разном. С утра и до позднего вечера. Песня стала и одним из самых прибыльных товаров, и носителем чего-то такого, что не имеет цены. Исполнитель или автор песни может быть и мультимиллиардером и не иметь возможности починить прохудившиеся ботинки. Песни начали разделять на жанры, виды, категории, отрасли в то время, как не определено даже понятие — что же такое песня? Не определены методы, с помощью которых песня воздействует на человека, заставляет его принимать или не принимать — сопереживать или негодовать. Да и зачем возник такой спорный вид творчества, как песня? Неужели недостаточно вполне литературных жанров, зачастую, более точно и ёмко передающих эпоху а, главное, смысл того, что хотел передать автор? Что ж, попробуем ответить на этот вопрос.

 

ПС. Просьба не воспринимать данный труд, как руководство к действию, но только лишь как повод к разговору, т.е. — обсуждению, имеющему одну цель — выяснить истину.

 

Словарный материал

 

Современная энциклопедия: Песнь о Нибелунгах Песня песней Соломона Песня о Роланде Песня о моем Сиде

 

Словарь Ожегова: Песня Песнь Песенка ПЕСНОПЕНИЕ, -я, ср. Религиозная или торжественная песнь. Духовные песнопения. ПЕСНОПЕВЕЦ, -вца, м. (стар.). Поэт, слагающий торжественные стихи, гимны; исполнитель песнопений.

 

Энциклопедия Ушакова: ПЕСНЯ, песни, р. мн. песен и (простореч., обл.) песней, ж. 1. Словесно-музыкальное произведение, исполняемое одним лицом или хором и первоначально связанное с обрядовым действом. Хоровая песня. Плясовые песни. Из песни слова не выкинешь. Пословица. спой мне песню, как синица тихо за морем жила, спой мне песню, как девица за водой поутру шла. Пушкин. || Такое произведение в звучании, в момент исполнения; звуки песни. Издали слышится песня. Песня русская, живая разносится по глади вод. Языков. 2. перен. Поэтическое произведение, преимущ. лирическое; поэзия (поэт.). Имел он (Овидий) песен дивный дар и голос, шуму вод подобный. Пушкин. Ах! песнею моей прощальной та песня первая была. Некрасов. 3. Название нек-рых небольших музыкальных произведений (муз.). "Песни без слов" Мендельсона. || Название небольшого стихотворения, служащего текстом для пения или написанного в стиле текста для пения (лит.). Песни Дельвига, Кольцова. "Книга песен" Гейне. 4. То же, что песнь во 2 знач. (лит.) Тогда-то я начну писать поэму песен в двадцать пять. Пушкин. Старая песня или стара песня (разг. неодобрит.) — о неубедительном повторении чего-н. старого, уже всем известного, о давно надоевшей теме. Тянуть (или петь) одну и ту же (или всё ту же) песню (разг. фам.). — нудно, надоедливо твердить одно и то же. Долгая песня — перен. см. долгий. Лебединая песня — см. лебединый. Песня спета чья (разг.). — то же, что песенка спета (см. песенка). Глубоко верит, что песня его далеко не спета. Салтыков-Щедрин.

 

Большая Советская Энциклопедия: ПЕСНЯ — род словесно-музыкального искусства; жанр вокальной музыки (народной и профессиональной). Музыкальная форма песни, как и её поэтическая форма, обычно куплетная или строфическая. Классификация песен: по содержанию — лирические, патриотические, сатирические и т. п.; по социальной функции — обрядовые, бытовые, военно-строевые и т. п.; по исполнительному составу — сольные, хоровые, с инструментальным сопровождением и без него.

 

В русской и французской музыке 19 в. авторскую песню обычно называли романсом. В кон. 19 — нач. 20 вв. произошло разделение песни на профессионально-академическую и т. н. популярную (в т. ч. эстрадную и массовую). Песней иногда называют инструментальное произведение певучего характера. Что такое песня? Для того, чтобы ответить на этот вопрос в полном объёме, словарной терминологии явно недостаточно — нам придётся окунуться вглубь истории. Первые упоминания о песне, как цельной форме изложения, мы найдем в библии — песня песней Соломона. Более того, библия сохранила и текст песни песней Соломона, краткий сюжет которой — описание красоты возлюбленной Соломона. В современном понятии, песню песней Соломона достаточно тяжело назвать песней, поскольку форма, почерпнутая из библии, не укладывается в современные представление о песне, как форме словесно-музыкальной, строение которой сводится к наличию куплетов, связанных сюжетом и мелодикой. Но если откинуть современные ограничения, и принять формулу, которую можно воспроизвести как событие-эмоция-действие, то творчество Соломона вполне можно назвать песней. Соломон увидел прекрасную девушку, чувство к которой он воспроизводит, описывая красоту возлюбленной. Для чего предназначено эта произведение? Для того, чтобы другие узнали о глубине чувства Соломона к своей возлюбленной. Т.е., побудить описанием действия определенные эмоции. Соответственно, действие песни сводится к следующей формуле: событие-эмоция-действие-эмоция. Т.е., если расшифровать данную формулу, получится: песня — есть описание действия, вызванного эмоцией на определённое событие, призванное как можно точнее передать эмоциональное состояние автора другому человеку. По большому счёту, если всё-таки принять песню песней Соломона за образец первоначальной песенной формы и проследить развитие через древнегреческие трагедии, написанные гекзаметром, через кельтские баллады, древнерусские былины, которые сочинялись без использования рифм, через творчество менестрелей, менизингеров, трубадуров и бардов, которые определили на будущее современную песенную форму, мы увидим, что форма может видоизменяться, но основополагающий принцип остается неизменным: событие-эмоция-действие-эмоция. Но почему именно песенная форма стала применяться для передачи информации о каком-либо событии, через описание действия, вызванного эмоцией по поводу данного события? Может быть, было бы проще всего лишь перечислить все признаки данного события, чтобы сохранить исторически верную картину? Например, как это делали русские монахи, записывая все основные события нескольких веков в "Повесть временных лет"? Или просто пересказывая сюжет некоего события, как это делалось в сказах и легендах, некоторые из которых дошли до наших дней? Но давайте попробуем взять для разбора хотя бы легенду о короле Артуре. Сюжет описывает период английской истории, который лежит в пределах 8-11 веков от рождества Христова. В легенде достаточно ярко описываются подвиги рыцарей круглого стола, войны, отношения рыцарства и крестьянства. Но почему же тогда до сих пор идут споры о том, где находился Камелот — столица Англии периода Артура? Почему до сих пор историки не могут точно определить дату правления короля Артура, несмотря на то, что сохранилось достаточно исторических документов тех времен? Вывод один — под влиянием языковых барьеров, желания приукрасить или принизить ценность передаваемой информации, подчиняясь лингвистическим ограничениям того или иного слоя населения, легенда трансформировалась. Из точного источника информации она превратилась в народное творчество, мало передающее точность событий той эпохи. Почему? Возможно, причина в определённом строении человеческого мозга, умеющего запоминать и надолго сохранять информацию, изложенную с определенной ритмикой, подкрепленную мелодической структурой. Может быть, именно потому из ещё более древних веков, времён языческих, дошли до нас образцы обрядовых песен, которые через тысячелетия сохранились неизменными. Означает ли это, что песенная форма — наилучший способ передачи информации о тех или иных событиях? Несомненно. Именно песенная форма, перешагивая через языковые барьеры и особенности языка, может донести в неизменном виде не только основные признаки того или иного события, но и эмоции автора (литературного героя), которые автор (литературный герой) испытывал по поводу этих событий, а соответственно может передать отношение автора (литературного героя) к данному событию, дабы усилить впечатление от описываемого события и вызвать определённую эмоцию у слушающего. Вызвать сопереживание не только через понимание события, но и через описание своего отношения к данному событию с помощью перечисления действий, сопутствующих событию и вызванных эмоцией участника событий, слушающему. Грубо говоря, механизм передачи выглядит таким образом: я (литературный герой) вижу (слышу, ощущаю) то-то и то-то, в связи с этим я (литературный герой) поступаю так-то и так-то, испытывая по отношению к событию то-то и то-то. Соответственно, слушающему остается выбирать лишь между двумя отношениями к описываемым событиям – сопереживать-не сопереживать. Лучшие образцы песенного творчества написаны по такому поводу и таким образом, что всегда вызывают сопереживание — одобрение или неодобрение действий автора (литературного героя) по поводу данного события. Вызывают эмоцию, которая и является мерилом качества написания песни.

 

Часть 2

Песня — жанр литературы?

 

Казалось бы, несомненно. Песня вполне может быть одним из литературных жанров, поскольку (на современном этапе) имеет признаки, схожие с поэзией. Определённую структуру, схожую с поэтической — размер, стихотворный строй, рифмованные окончания строк. Но, как мы убедились ранее, на примере песни песней Соломона и "Песни о вещем Олеге", эта структура не обязательна для песенной формы, хотя и желательна в силу определённых способностей человеческого мозга. Но насколько различны они по назначению и способу передачи от человека человеку. Литературные образцы творчества пишутся с помощью и для бумаги или её заменителей, для чтения, для умозаключений. Для восприятия, в первую очередь, глазами и разумом. Для производства выводов, которые могут либо изменить существующее миропонимание, либо помочь укрепиться в нём через обдумывание. Песня же, как вид творчества, создана и живёт лишь в изустном виде, т.е. звуковом, не подчиняясь законам литературы, поскольку воздействует иным способом. Попытки записать песню в виде литературного текста, даже с использованием нотной записи мелодии и ритма, не более чем суррогатные способы передачи, поскольку в таком виде передачи отсутствует одна из основных составляющих — эмоциональное отношение автора к своему произведению, которое невозможно передать на бумаге. Более того, песню невозможно разбирать как литературный жанр, поскольку главный замысел песни не подтолкнуть к умозаключениям, что является основой литературы, а вызвать эмоцию — сопереживание, т.е. определённое отношение к описываемому событию. Текст песни может быть идеален в литературном отношении, но сама песня может оказаться неудачной и прожить недолго, в силу слабой эмоциональной составляющей или переусложненности описания действия, или отсутствия такового. С другой стороны, такие песни, как "Я помню тот Ванинский порт" или "По полю танки грохотали", не имея большой литературной ценности, состоялись именно как песенное творчество, которое передаётся из уст в уста уже несколько поколений, а знаменитый "Варяг" почти столетие. Настоящий замысел автора песни может быть передан исключительно при звуковом, желательно — живом, воспроизведении, при котором не теряется основная эмоциональная составляющая — отношение автора к происходящим событиям, в то время, как литературное творчество нельзя передавать изустно, поскольку, окрашивая эмоционально можно не только изменить изначальный замысел автора, но и обратить его на совершенно противоположный. Эмоция = действие. Предлагалось рассмотреть песню, как непосредственный передатчик или транспортировщик эмоций, но, как ни странно, передать эмоцию достаточно точно можно опять же лишь через действие. Например. "удивлённо выгнул дугою бровь" — является ли эта фраза синонимом выражения "удивился"? Несомненно. Но с самого начала, беря только самую верхушку айсберга, мы увидим, что "удивился" — это тоже действие, несмотря на то, что передаёт эмоцию, т.е., внутреннее состояние человека, вызванное определённым событием. Так в чём разница между "удивился" и "удивлённо выгнул дугою бровь", если оба выражения передают действие, призванное описать эмоциональное состояние человека? "Удивился" — не передает нам всех нюансов отображающего действия (я буду использовать этот термин, для действий, отображающих эмоциональное состояние человека). Оно не отвечает на массу вопросов, без которых невозможно увидеть целостную (зримую) картину эмоционального состояния. Как удивился? Сильно? Легко? С приятностью? С неприязнью? В отличие от "удивился", отображающее действие "удивленно выгнул дугою бровь" даёт гораздо больше ответов на вопросы о силе эмоций испытываемых человеком. Чем слабее эмоция, тем мельче, незаметнее отображающее действие и наоборот. Возьмём святая святых — описание любви, как одной из высших эмоций, испытываемых человеком. Что нам скажет выражение "он её любит"? В последнее время, мы скорее обратим внимание на вторичный подтекст, как явно отображающий действие, чем на основное действие — отношение одного человека к другому. Более того, отношение к прямому действию порождает и вторичные фразеологизмы, например: "заняться любовью". Т.е., мозг человека автоматически под описание эмоции подкладывает некое действие, которым он мог бы его отобразить. Но давайте попробуем к прямому описанию добавить дополнительные условия, и картина будет становиться всё точнее: "Всё — и бледность его лица, и горящий взгляд, который он не мог отвести от Марианны, и сама поза, напоминающая стойку щенка, готового броситься к ногам хозяйки по первому её зову, говорило о том, что он её любит". Добавочные условия отображающего действия уже не только описывают качество испытываемых эмоций, но и не позволяют подложить вторичный смысл. Т.е., для того, чтобы отобразить эмоциональное состояние человека нам приходится описывать действие, порождаемое эмоцией. Значит, чем точнее будет отображающее действие, тем точнее будет передана переживаемая эмоция. Соответственно, если наложить всё вышесказанное на песню, чем точнее в песне будет изложено отображающее действие, тем больше шансов, что слушатель песни испытает ответную эмоцию, порождаемую описанным в песне действием. Соответственно, приготовьтесь к тому, что чем мельче и грубее будет описанное песней отображающее действие, тем мельче и не адекватней будет вызываемая ею эмоция. Теперь предложу небольшой экскурс в историю, для подтверждения моей правоты: попробуйте назвать хотя бы одну из широко известных песен, проверенных временем, которые не несли бы в себе события и отображающего действия. Большой вам удачи!

 

Часть 3

Шаманские, религиозные, обрядовые, лечебные, плясовые песни

 

Итак, мы определили, что же является песней. Суть песни — описание некоего действия, вызванного эмоциями, порождаемыми неким событием, информацию о котором хотелось бы оставить неизменной, вызывая в слушающем определенную эмоцию. Теперь попробуем расчленить песню на разновидности, тем более, что уже предлагалось рассмотреть некоторые из них. Долгое время я предполагал, что шаманские, религиозные, обрядовые и лечебные песни не относятся к разряду песен в чистом виде. Но, как я выяснил, песни подобного типа тоже делятся на несколько категорий — имеющие осмысленный сюжет и обходящиеся без такового, как, впрочем, они могут обходиться и без осмысленных словосочетаний и даже осмысленных звуков. В первую категорию данных песен попадают песни на сюжеты, освященные каким-либо вероисповеданием, призванные возбуждать в слушающих совершенно определенные эмоции, необходимые данному вероисповеданию в конкретный момент. Примеров таких песен множество, например, сакральные индейские песни, религиозные христианские песнопения, буддистские мантры. И даже молитвы, являющиеся, по сути, песнями. Суть остаётся та же — пересказ определенного события, изложенного через отображающее действие, призванное побудить эмоцию в слушателе. Например, чувство "праведного" гнева, чувство долга, чувство причастности. Но совершенно иная картина вырисовывается при рассмотрении некоторых видов лечебных песен. Некоторые из них имеют малопонятный сюжет, например: "Вошел Ерошка через окошко. Взял перо да лукошко. Перышком веет, веет. В лукошко сеет, сеет. Унесёт хворь за порог". Если бы я лично не наблюдал действие данной песни, которую приговаривала Василиса Кудрина в одном из поселков Северобайкальской железной дороги, то мог бы просто счесть её какой-либо прибауткой или просто сюжетиком, не имеющим какого-либо конкретного смысла. Но ведь Василиса действительно совершала действия, о которых поётся в песне — с берестяным лукошком в руке и гусиным пером она обходила своего больного внука и как бы смахивала с него нечто невидимое в лукошко, которое впоследствии вынесла за порог. Несомненно, данный обряд имеет длинные корни и уходит далеко в прошлое. При расспросах она рассказала, что использует его давно — так её еще бабка лечила, а, судя по возрасту Кудриной, это могло быть еще до русской Февральской революции 20-го столетия. В последствии я много обдумывал — почему именно этот сюжет, хотя на данный момент мне представляется, что ответ был на поверхности — в песенной форме рассказывается КАКИЕ необходимо произвести действия, плюс помощь поющему получить нужный эмоциональный настрой. Т.е., сама лечебная песня является действием. Своеобразной шпаргалкой. Вполне возможно, что и магические заклинания, многие из которых произносятся напевно, являются тем же самым — песней-действием, шпаргалкой, помощником в исполнении некоего ритуала, призванного вызвать в исполняющем определенную эмоцию при определённых действиях. Кто знает? К сожалению, все мои познания о магических заклинаниях заканчиваются на очень спорных фильмах и не вполне научных книгах. С другой же стороны можно рассмотреть варианты казацких лечебных песен, где слушатель является не только слушателем, но и, в процессе исполнения, соучастником песни, начиная подпевать и даже пускаться в пляс вместе с остальными. Какое же действие оказывает песня на того, кого пытаются излечить? Поющие вызывают в больном определённую эмоцию, которая заставляет его сопереживать. Если рассмотреть подобные песни, то в них мы увидим все признаки песни, описанные ранее: событие-эмоция-отображающее действие-эмоция слушателя. Между двумя этими лечебными песнями глубочайшая разница. Если первая песня не является песней, в прямом смысле этого слова, в первую очередь по назначению, то вторая и по форме и по замыслу является песней. Несколько труднее с песнями, не имеющими не только осмысленного сюжета, но и звуков, связанных в слова. В частности, бывая на Командорских островах, я несколько раз был свидетелем танцев с произнесением определенных наборов звуков при определённой ритмической и мелодической составляющей, которые были неизменны. При этом танцующие и поющие подражали движениям птиц и животных. Но если предположить, если только на секунду представить, что такова у коряков система образов, передающая движение, то всё становится на свои места. Предположим, подражая птице и её голосу, поющий вкладывает под эти действия определённый подтекст: "Смотри, я свободен, как птица!". И что мы видим? Снова отображающее действие. Но языком отображения становится не только и не столько привычный нам способ передачи информации, сколько всё тело. Значит, принцип остаётся неизменным: эмоция-отображающее действие-вызываемая эмоция. Плясовые песни — одна из разновидностей песни, дошедшей опять же с древних времен, достаточно вспомнить хотя бы одну из ярчайших представительниц этого вида: "Камаринская". Практически в неизменном виде она существует уже несколько столетий. Является ли песня "Камаринская" в прямом смысле песней? Несомненно! В ней есть все признаки песни — событие, эмоция и отображающее действие, направленное на вызов ответной эмоции. Более того, прямые последователи плясовых песен — современные эстрадные песни, тоже построены с использованием принципов и правил песенного искусства, в расчёте получить ответную эмоцию. Отраслевая песня. В последние десятилетия двадцатого столетия появился новый термин, означающий якобы, новый вид песни, начало которой в разных источниках указывается как середина 20-го столетия — отраслевая песня. В переводе на общепринятый язык, отраслевая песня является песней специализированной, понимаемой и поющейся в определенных кругах, например — туристическая песня, морская песня, песни авиаторов, ролевые песни и т.д. Такие песни, как правило, используют определённые лексику, терминологию и фразеологические обороты, присущие определённой группе людей, объединённых одним видом деятельности. Более того, они могут быть настолько специализированы, что бывают не понятными в среде людей, не имеющих отношения к этому виду деятельности. Но, для того, чтобы с самого начала разрушить образ некоей новизны, стоит оговориться, что песни с такими признаками существуют уже многие столетия, если вспомнить хотя бы католические псалмы, которые поются на латинском языке с упоминанием католической терминологии и совершенно не понятны людям не знающих этот язык и эту терминологию. К такому же типу песен относятся и песни "Вольных каменщиков", которые изначально писались исключительно для членов ложи. Если же копнуть ещё глубже вглубь истории, то можно вспомнить и обрядовые языческие песни, и шаманские песни и прочий материал, созданный для определённой группы людей, непонятный многим другим. Более того, если рассмотреть эту проблему с глобальной точки зрения, то песни одного отдельно взятого народа окажутся отраслевыми, т.е. выделенными по какому-то признаку, в данном случае — языковому, для всех остальных народов. Имеет ли смысл производить такое деление, если подобные песни хотя бы для какой-то группы людей построены по правилам и принципам построения песни? Возможно, для тех, кто хотел бы провести разделение между теми или иными группами людей, это и имеет значение, но лично для меня вопрос стоит проще — я не понимаю понятия "отраслевая песня", но зато прекрасно понимаю эмоции, которые побуждают во мне песни. Если ответом на песню, невзирая на то, для какой категории людей она была написана, будет моя ответная эмоция, то для меня эта песня состоялась, без всякого разделения на категории. В противном случае, мне опять же безразлично для кого писалась данная песня, поскольку она у меня не вызывает никаких эмоций и принадлежность её к какой-либо отрасли для меня не играет значения. Например, я давно и всерьёз увлекаюсь авиацией и коллекционирую то, что связано с авиацией: значки, модели самолетов, литературу, песни. Но есть масса песен про авиацию, которые не попали в мою коллекцию, потому, что не затронули во мне ничего.

 

Часть 4

Авторская песня

 

Самый сложный и неоднозначный для меня момент во всей песенной истории. В пору своей юности мне казалось, что термин "Авторская песня" я понимаю достаточно чётко и однозначно. Если песню написал Олег Митяев — значит, это авторская песня. Если Константин Кинчев, значит не авторская, а рок. Если профессиональный композитор, значит эстрада. Теперь же, когда мои ценностные категории несколько изменились, я не смогу сделать достаточно чёткого разграничения, где же начинается авторская песня, а где начинается любая другая. Возможно, дело в том, что тогда, в пору своей юности, я оценивал разделение, как принадлежность к какой-либо категории или объединению людей. Если песня поётся в кругу любителей Авторской песни, то она авторская, если же в кругу рокеров, то рокерская. Но давайте взглянем на историю развития авторской песни, чтобы определить этапы развития. Рассказывает Дмитрий Павлович Соколов: "Эх, никак не удаётся написать "исторические заметки" о том, как в 1964-66 (уже точно и не помню...) мы сидели в Сокольниках, в комнатке при "школе танца" и вовсю обсуждали, как же называть, чтобы никого не обижать, эти удивительные песни — Якушевой, Визбора, Окуджавы, и многих, уже тогда обнаруживших свои таланты, недавних студентов, до сих пор заядлых туристов, альпинистов... И было тогда несколько событий, когда люди (очень разные) пытались помочь этим песням (не их авторам, а именно собственно песням), удивительно отличавшимся от всего, что звучало тогда по весьма слушаемому радио, по начинавшему развиваться телевидению. И получали в ответ, что, мол, у нас достаточно работает профессионалов — композиторов, поэтов, певцов. А что вы тут со своей самодеятельностью?! И это стало главным — нас отличают от известных авторов тем, что они — "профессионалы". Т.е. они состоят в своих творческих Союзах, окончили свои училища и консерватории... И, особенно с начала, бывшие "студенческие" (т.е. поющиеся студентами, позже — сочинённые студентами для себя) стали все именовать "самодеятельными". Поскольку студенты уже — не студенты, выросли. "Туристскими" — как-то странно. И в это же время сложился термин-аббревиатура "КСП". Это в 1959 он означал "Конкурс Студенческой Песни" (проходил в ДК МЭИ, позже — в ДК МГУ и др.) В 1964 эти песни вовсю разучивали и пели в МИФИ, там это тоже называлось "КСП" — 'Клуб самодеятельной песни". На конференции в Петушках (май 1967) снова пытались препарировать термин "самодеятельная песня", искали что-то не говорящее о некотором несовершенстве, как бы ущербности этого вида народного творчества. Перебирали и те термины, что Вы предлагаете. Ну, не сложилось — тогда стала очень популярной "любительская колбаса". И заграничный аналог "аматёрская" не подошёл... А поскольку в рядах создателей этих песен подавляющее большинство были сами авторами и стихов, и мелодий, и сами же играли гитарный (и др.) аккомпанемент, и ещё — пели, то как-то сам собой (опять же в отличие от "профессиональных" поэтов, композиторов, певцов) родился еще один термин "авторская песня". До сих пор не знаю, чем кончились разыскания Андрея Крылова первоисточника термина "АП". Слышал, что будто бы это Ада Якушева в какой-то из заметок, то ли Владимир Высоцкий в своих концертах так сказали... И вот стала наша любимая песня "авторской". Некоторое время этот условный (отличительный от остальных) термин был почти однозначен и устойчив. Но постепенно к нему подобрались люди, произведения которых почитатели АП не очень жаловали своим вниманием. И термин АП стал, как бы, размываться. Возникло тогда древнее слово "бард", в значении "поющий поэт". И теперь стали сосуществовать уже три термина, указывающие на одно и то же явление культурного обихода: самодеятельная, авторская и бардовская песня. К сожалению, так и не удостоилась эта песня такого наименования, которое было бы бесспорным. Видимо, это лежит в той же области, что и ненайденные, неопределимые "границы жанра". Которого, собственно, думаю я, и нет! Есть "песни Окуджавы", "песни Визбора" и т.д. — то есть некие творческие продукты (как и рисунки, стихи, проза и т.п.), произведённые конкретным человеком, и отображающие ЕГО МИРОПОНИМАНИЕ, его переживания, его сущность. И нет необходимости, думаю, делить это все по "темам", "жанрам", "стилям"... Конечно, сейчас нельзя назвать творчество (например) Никитина самодеятельностью. Тем более, что он не только овладел мастерством, т.е. профессией (даже — несколькими!). И смог сделать песенные дела своим ДЕЛОМ ЖИЗНИ. Т.е. опять же — профессией. Но ведь осталось ещё очень много хорошего, талантливого, подрастающего народа, которые ещё этого уровня просто не достигли. И для них — и сочинение стихов, и музыки, и само песнопение (пока) всего лишь САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. Бытовое музицирование. Очень часто — без претензии на профессию. Есть и "любители" — послушать, например, или подпевать у костра, или в зале. Или в бард-кафе... Можно как бы выделить и касту "бардов" — т.е. вполне "достигших" поэтов, ещё и напевающих свои стихи. Надо бы перечитать труд Дмитрия Антоновича Сухарева на эту тему. Но ведь и он не претендует на создание более точного термина... И созданная им Антология АП показала, насколько расплывчаты (и в его понимании) т. наз. "границы жанра АП"... Может, именно по этой причине (житейской, живой неопределённости явления) до сих пор нет здесь и настоящей "критики" — какая есть у театра, у кино, у литературы и др. видов творческих продуктов. Страдаем ли мы от всего этого? Я — уже нет. Именно поскольку решил себе — это "народное бытовое музицирование". И надо всеми силами помогать проводить всякие народные забавы — например, "Фестивали АП". Там люди "тестируют" уровень своего мастерства, получают уроки, творческие "пинки". Могут проявляться таланты. А петь могут (и должны!) — все. Что петь — выбирают "по себе". И когда этого не находят, просто берут и сочиняют. Для себя, для друзей. Для души. "Процесс пошел..."." Это заметки человека, более 40 лет занимающегося не только собиранием и коллекционированием, но и развитием жанра АП, стоявшего у его истоков, организовывавшего первые фестивали. В качестве итога. Так стоит ли делить единый вид искусства на жанры? Очерчивать разграничительные рамки и ставить сторожевые башни там, где само время их не подразумевало? Возможно, необходимо. Тем, кто хочет разделения (первый принцип правления — разделяй и властвуй), кто хочет сохранить некую призрачную власть там, где она не нужна изначально. Отсюда и возникают "отраслевые", "самодеятельные", "рокерские" и прочие песни. Единая ценностная категория, которой, на мой взгляд, можно и нужно оценивать песню — та эмоция, которую она вызывает у человека. Те чувства, которые она в нём пробуждает, воспитывая и обогащая. К счастью, никто не отменял теорию естественного отбора, и этот процесс идёт вне зависимости от разделения на жанры, виды и прочие неестественные ограничители. Если уж и стоит вводить какое-либо разграничение, то исключительно по тем эмоциям, которые они вызывают у человека. Религиозная песня должна вызывать религиозные чувства, патриотическая — патриотические, общечеловеческая — общечеловеческие и т.д. Будут меняться культурные и эмоциональные ценности, будут изменяться и песни — отбрасываться устаревшее и наносное, сочиняться новое. Что же можно сделать в этом процессе? Как можно повлиять на ход событий, чтобы сохранить те ценности, которые дороги нам? Лично мне? Петь. Передавая из уст в уста то, что кажется нам столь дорогим и ценным в нашей душе, не разделяя на искусственно привитые названия и термины. Помогая тем, кто пытается выразить свое внутреннее состояние через песенное творчество, подталкивая их к тем горизонтам, которые, вполне возможно, ещё не видны нам.

(В размышлениях использовались фрагменты общения с Д. П. Соколовым, Алексеем Кияйкиным, Катериной Костылевой, Ириной Севостьяновой.)

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022