В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     
www.bards.ru / Вернуться в "Печатный двор"

25.03.2010
Материал относится к разделам:
  - Фестивали, конкурсы, слёты, концерты, проекты АП
Авторы: 
Дурманова Ирина, Золотухин Виктор

Источник:
Челябинское областное радио, программа "Уральский меридиан", 18.06.1996
http://ilmeny.org.ru/press/1996/pochemunailm.html
 

Почему на Ильменском фестивале не было туалетов

Автор материала — Ирина Дурманова, Ведущий — Виктор Золотухин

 

Ведущий: Сегодня в нашей передаче мы снова будем говорить об Ильменском фестивале, о том замечательном празднике, который проходит каждый год на знаменитой Ильменской поляне. О всем хорошем, что было на юбилейном XX фестивале говорилось уже немало, сегодня мы будем говорить о проблемах, которые четко выявились в то время, в которое проходил фестиваль авторской песни. Об этих проблемах говорит директор Ильменской турбазы Елена Семенова, с ней беседует журналист Ирина Дурманова:

 

Семенова: Гости все на Ильменский фестиваль — они приехали и уехали, а мы здесь остаемся. Вот как никогда в этом году начали готовить фестиваль рано, в феврале месяце, и как никогда не было серьезных организаторов — все хозяйственные вопросы не решены. Меня заранее предупредили, за месяц: "что ты ставишь, выдвигаешь свои проблемы — мы все равно приедем и будем петь песни." Это грубо, но каждый человек три раза в день ходит в туалет. Ну, а если туалеты не поставлены? Каждому нормальному человеку нужна питьевая вода — она хлещет, эта питьевая вода. У нас встала скважина, мы сейчас в аварийном порядке переходим на другую. Ведь предлагали — давайте мы вам проведем эту воду, не говоря уже о дровах — ну как можно было молодняк вырубать? Мы же предлагали — мы завезем дрова, дрова бесплатные, мы все сделаем сами. Лес у нас мертвый, поляна мертвая. Более того — что-то еще и с самими участниками фестиваля происходит: все разнузданные, расхристанные. Они под собой столько оставили мусора — это был не фестиваль, это была просто помойка. Вот вокруг нас сейчас — дикая помойка. Мы ее уберем, безусловно, мы ее уберем, но сегодня настроение такое — что мы больше не пустим. Я не знаю, может быть это настроение изменится через полгода, через год... У них — праздник, а у нас — экстремальная ситуация. Нельзя так относиться к природе, и к тому, что является твоей средой обитания. Это моя личная заслуга, что фестиваль, после того, как он проводился на озере Морскалы, сюда снова переехал — это личная моя заслуга, и те, кто был со мной 5-6 лет назад, они это знают. В этом году не было организаторов. Была Лариса Петровна Коробицина, которая готовила творческую часть, а хозяйственные вопросы... Фестиваль в субботу, они сидели здесь со вторника. Ну возьмите, 10 мужиков, лопаты, выкопайте вы ямы под туалеты! Ведь они там сидели — они же все косынки нацепили, они же все сидят сами в грязных штанах, и другим предлагают сделать тоже самое. Но ведь они же не выкопали — они пришли в пятницу, в день заезда людей, начали просить у меня трактор. Если ты ждешь гостей к себе в дом — ну ты готовься к этому!

 

Дурманова: Есть ли возможность, что фестиваль все-таки будет в следующем году, или вы категоричны? Заявляете о том, что этого больше здесь не будет, дабы вам жалко природу?

 

Семенова: Я не могу ничего категорично заявлять, потому что это не только от меня зависит, я могу только свое мнение высказывать. Сегодня оно такое (может оно измениться, все изменяется), но я думаю, что нет других, я не вижу других организаторов, ну а этим организаторам не под силу такое дело. Вы знаете, сколько я кричала до фестиваля? Я посылала телефонограммы, ну меня, конечно, поддерживает городская администрация... У нас не было выбора — люди пришли в лес. Может быть, они и на следующий год придут. Но значит, что-то тогда надо делать! Были крики, и ведь несколько раз собирались, и все какие-то оперативные совещания... организационные мероприятия — но не получилось! А сейчас мы просто молчим — нам надо, чтобы люди поскорее ушли. Я вот сижу и думаю — ну пошел бы скорее ливень, чтобы ушли люди! Ливень нам нужен, чтобы поляна восстановилась. Обычно, мы восстанавливали поляну за неделю — мы вызывали пожарные машины, мы поливали эту травку... В этом году — я не знаю. Мне кажется, это нереально. Это теперь год-два нужно, чтобы поляна восстановилась.

 

Дурманова: Я желаю, чтобы ваши тревоги не оправдались, я желаю, чтобы все было хорошо и чтобы фестиваль жил. Мы все умные люди, мы понимаем, что праздник песни конечно нужен, и поэтому я очень надеюсь, что будет какое-то соглашение достигнуто, что фестиваль будет. И пожелание тем, кто приезжает на фестиваль постоянно, от вас:

 

Семенова: Чтобы они свой творческий заряд, вот этот заряд доброты, человечности — сохранили. Мы просто фестиваль видим с другой стороны... Нам очень приятно, что здесь было много гостей. Мы-то с ними друзья! Они всего этого не знают. То, что рождается на Ильменской поляне, на Ильменском фестивале — чтобы оно ширилось, крепло, распространялось, делало людей добрее. Вот что я хочу пожелать...

 

Дурманова: вот такое резкое выступление хозяйки Ильменской турбазы Елены Николаевны Семеновой мы не могли оставить без комментария, и потому рядом со мной в студии один из организаторов фестиваля, руководитель пресс-службы фестиваля Вячеслав Пахтусов. Слава, что ты можешь сказать по поводу вот этого резкого такого, страшного обвинения в ваш адрес?

 

Пахтусов: Ну, это не страшное обвинение, это эмоциональное высказывание, мы их там услышали немало, и с Еленой Николаевной у меня лично там было несколько... встреч, чтобы не сказать: конфликтов. Но я отдаю должное этой женщине, что мы с ней договорились: на поляне идет праздник, мы — организаторы — можем переругаться, но давайте сделаем людям праздник, а потом будем делать выводы. Вот, время выводов пришло — они могут быть эмоциональными, они могут быть более сухими, они могут опираться на статистику — слава Богу, что эта статистика у нас есть, мы проводили там большое социологическое исследование.

 

Дурманова: Вы беретесь за организацию фестиваля, и все это надо просто предположить, что это будет именно так — фестиваль с творческой стороны был просто великолепный, тем не менее, то что стояли люди за водой в очереди, конечно, прокол очень большой.

 

Пахтусов: Безусловно, давайте сейчас как-бы поделим фестиваль на две неравные части — то есть на творческую и на техническую, и поговорим о технической. То, что с февраля месяца начали организовывать фестиваль — это, конечно, не так: его начали организовывать намного раньше, еще в октябре собирались организаторы, мы уже тогда прикидывали — что, где и как. Вы же понимаете, какое сейчас состояние с финансами?

 

Дурманова: То есть ты хочешь сказать, что в основном проблема-то финансовая была?

 

Пахтусов: Естественно. Я не сомневаюсь в возможностях частной фирмы, которой сейчас является Ильменская турбаза, я уверен, что если бы мы (это шутка, я сразу оговориваю) туда перевели на счет несколько миллиардов рублей, то можно было, наверное, у каждой палатки поставить официанта в белом смокинге, в каждую палатку провести горячую воду и канализацию. Но у нас нет, не было и не будет таких возможностей. Было две сметы на фестиваль, которые организаторы составляли: одна нормальная, а вторая — экстремальная. Даже половины вот этой экстремальной, минимальной сметы мы не могли собрать, их просто нет, этих денег.

 

Дурманова: Может быть, сделать платным фестиваль, чтобы была возможность оплатить все расходы, которые существуют на то время, в которое он будет проходить?

 

Пахтусов: Это предложение интересное, самое главное, что оно не оригинально, конечно. Может быть... Но я хочу вот что сказать: мы проводили анкетирование, у нас получены данные, что три четверти людей на фестивале — это не любители авторской песни, это те, кто едут туда шашлыки с водочкой, под пение бардов — где-то там что-то поют — покушать... И четверть людей — наши. Они знают, что с дровами возня всегда, они привезут примус.

 

[в записи лакуна]

 

...где бы фестиваль не проводился, где бы он не проходил — он будет Ильменским. Он родом из Ильмен, он оттуда, это Ильменский фестиваль. Мое личное мнение такое, что с поляны нужно уходить. Ребята, нужно дать ей каникулы — лет 5-10, иначе... Зачем губить нашу Родину? И если до фестивальной поляны нужно будет пройти километров 8 под рюкзачком — там не будет шашлычников. На территории Ильменской турбазы, кстати, вот информация из нашего пресc-релиза, она вынужденно превратилась в огромную автостоянку — более 500 автомашин, это как раз сведения от администрации Ильменской турбазы. Но это не слет автотуристов, елки-палки! Я хочу поблагодарить администрацию Ильменской базы за умение найти компромисс. Видно, все-таки что-то осталось там, несмотря на то, что на воротах Ильменской базы висит табличка "частная собственность". Елена Николаевна, вы меня, наверное, слышите, спасибо вам за это!

 

elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2022