В старой песенке поется:
После нас на этом свете
Пара факсов остается
И страничка в интернете...
      (Виталий Калашников)
Главная | Даты | Персоналии | Коллективы | Концерты | Фестивали | Текстовый архив | Дискография
Печатный двор | Фотоархив | Живой журнал | Гостевая книга | Книга памяти
 Поиск на bards.ru:   ЯndexЯndex     

Персоналии: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ ь Э Ю Я

Белов Юрий Валентинович
 -  Текстовый архив »
 -  Дискография »
 -  Фотоархив: Юрий Белов на фото »
 -  Фотоархив: Юрий Белов. Коллекция »
 -  Гостевая книга »

[Автор (полный), Музыкант]
Белов Юрий Валентинович. [Россия, Санкт-Петербург,] (род. 05.07.1952)

Белов Юрий Валентинович родился 5 июля 1952 года в Ленинграде. Живет в Санкт-Петербурге.

Закончил ЛГПИ им.А.И.Герцена (1974), По образованию — преподаватель английского и французского языков.

Заслуженный Учитель Российской Федерации

Доктор философии Даремского университета (Великобритания — 1995 год).

Клавишник легендарной рок-группы Владимира Рекшана "Санкт-Петербург" (1971-72)

Песни пишет на свои стихи, а так же на стихи С.Данилова. Первая песня — "Ах, как мне захотелось весны".

Автор музыки к спектаклям "Третье путешествие Гулливера", "Кентервильское привидение" (в соавторстве с Сергеем Даниловым), "Фараон и хорал", "Джи-ай"

Автор музыки к телефильму "Фрегат "Паллада""

Член питерского КСП "Меридиан" с 1969 года.

Хобби — космическая фалеристика, боевая фантастика.

Автор многих публикаций и книг по английскому языку и моделированию политических систем.

Зарубежные поездки: Великобритания, США, Канада и т.д. и т.п...

Председатель жюри конкурса "Весенняя капель 2004"

Председатель жюри конкурса "Струны Фортов 2004 — 2009"

Председатель жюри IV Приморского фестиваля поэзии и авторской песни им. Анны Яшунской

Дискография — "Ясновидящий" (2000), "Выходной" (2003), "Эритрея" (2004), "Дары данайцев"(2005)(в соавторстве с А.Гейнцем и С. Даниловым), "День Сурка" (2010), Miscelaneous (1016)

 

Предисловие номер один

 

Я принадлежу тому послевоенному поколению, у которого двадцатилетние отцы дошли до Берлина. С их генами мы впитали беспечное ожидание опасности и бережное отношение к островку нетронутой весенней травы перед гусеницами Т-34.

Первые воспоминания – Лисий Нос, холодное лето 57 года. Первая школа на улице Каляева – белый воротничок и гимназическая фуражка, старый рубль на завтрак (80 копеек полоска и 20 копейки чай с сахаром).12 апреля 1961 – Гагарин в космосе, у нас нет занятий. В раздевалке — троекратное ура!

Еще одна школа, 185 английская, на Войнова. Новая форма, новые друзья и молодой, красивый Фидель в открытой машине с Хрущевым в медленной веренице кортежа, и мы шпалерами по Шпалерной, и наученные — хором "A viva la Fidel!"

Красивые учительницы английского языка из Интуриста в немыслимых мини-юбках, гидовая практика, первый контакт с носителями языка: "Мина оста пурукуми!" Первые польские джинсы и первая любовь Джеки из побратимского Манчестера. Экзамены, Алые паруса. Четыре пятерки на Герценовский иняз. Картошка, КВН, конкурс песни, и сразу в КСП "Меридиан" к Ане Яшунской под крыло " А там и Генделев и Нирман и Витька Федоров с Барановым и tutti-frutti.

И конечно рок. И ночной сейш со Скальдами, и дрожащие руки на клавишах Хаммонда и Рекшан на губной гармошке "Камень, камень!"

А потом с вечным другом Тимкой Александровым в группе So-So!

2 апреля 1974 c Сандро Розенбаумом играем в четыре руки "Lady Madonna" на Вишневского 14, и подпевают молоденькие филологини из Университета имени Жданова и моя будущая жена среди них.

Всё. Прощай, Alma Mater! Красная Горка, стрижка под ноль, присяга, тральщик, в/ч 13177. Политотдел ЛенВМБ – ансамбль "Волна" и сразу в Лондон на 25 лет коронации Елизаветы II. А потом, сразу в ЗАГС и уже 33 года вместе. Обком ВЛКСМ, Комитет Молодежных Организаций, аспирантура, первые семинары и первый педагогический опыт. И сразу 1040 голосовых часов в год, да на четырех факультетах. А потом перестройка и иностранцы гурьбой, а мы их новому политическому мышлению, и рты у них открыты и так до 1990ого.

А в 1990ом Майя Пильдес и 56ая гимназия на Пудожской 4б. И — насовсем! А там, в 56ой и Сережа Данилов и Шура Гейнц и Паша Пашкевич – brothers in arms.

И в 1998 Леня Нирман, как раненый еврейский ангел в маленьком кафе на Загородном. И все знакомые лица, и слезы на глазах, и понимание, что без песен все равно жить нельзя. И с головой в АП опять. А дальше, надеюсь, еще несколько белых страниц, на которых можно писать остаток жизни...

 

Предисловие номер два

 

Шли счастливые семидесятые годы

 

Шли счастливые семидесятые годы!

Годы легкомысленного цинизма и вольтеровского вольнодумия. Уже не сажали и еще не было Афгана. Еще не впавший в маразм Брежнев подписывал паркеровской ручкой Хельсинкские протоколы, а потом долго хвалился этой ручкой перед уже впавшим в маразм Урхо Калева Кекконеном. Улыбающийся Дюк Эллингтон пред концертом в Октябрьском жал руку главному администратору Фромченко, а монгольский космонавт с неожиданной фамилией Гуррагча в очередной раз получал по морде от советского космонавта Рукавишникова за то, что который раз пытался присесть по нужде на велотренажер.

 

Шли счастливые семидесятые годы!

Хорошо постриженые мальчики, все как на подбор с бакенбардами а ля баскетболист Саша Белов и Энгельберт Хампердинк, в голландских пиджаках с широкими лацканами неспешно прогуливались по дымящемуся от солнца Невскому и целовались с девочками в босоножках на гигантской платформе. А в Первом Меде всё ещё учились ветераны легендарных капустников, и всё повторяли первокурсники под лестницей в курилке как заклинание: "Все — нормально! Все в порядке! Джимми Хендрикс — на зарядке! Бежит Буратино с ведром героина, а за ним черепаха Торчилла!"

 

Шли счастливые семидесятые годы!

И академик Сахаров поливал на балконе чахлые помидоры под неусыпными биноклями чекистов, а те, в свою очередь тайком слушали Высоцкого и Визбора и непрерывно курили Беломор. Тарковский снимал "Солярис" а в кондитерской напротив "Березки" ослепительные питерские фарцовщики Венька Гринблат и Тараска Верцинский неспешно ели эклеры с приторной шоколадной глазурью и томно смотрели на проплывающие мимо автобусы с турмалаями.

 

 

Шли счастливые семидесятые годы!

И уже пели из всех окон бабиные магнитофоны Шизгара и Кэнбабилон, и секретарши партийных ячеек ленинградских вузов уже втягивали напудренными носиками этот бодрящий воздух и уже не говорили, тряся папками:" Нирман, следующий концерт вы будете делать в Магадане!", а удрученно и одиноко поправляя подвязки спадающих нейлоновых чулок по два рубля пара, шли в Публичку и писали диссертацию с сакраментальным названием "Французская терминология спаривания муравьев"

 

Шли счастливые семидесятые годы!

И в клубе "Меридиан" молодая и яркая как весенняя роза Гвадалквивира, Анечка Яшунская, затягиваясь очередной сигаретой БТ, прослушивала бесчисленных кандидатов и напускала на себя мрачный и таинственный вид мастера Масонской Ложи, и судила, и критиковала, и разбирала, и провозглашала, но все равно была ДОБРОЙ ФЕЕЙ и раздавала путевки всем желающим в этот радужный песенный мир!

 

Контакты:
Бард Топ elcom-tele.com      Анализ сайта
 © bards.ru 1996-2017